Обзор СМИ


Во II квартале мировую торговлю ожидает существенный спад
17.06.2020


Авторы мониторинга внешней торговли ЦМАКП Андрей Гнидченко и Владимир Сальников в первой его части рассматривают отраслевую динамику российского экспорта в I квартале текущего года, а состояние и прогнозы развития мировой торговли в 2020 г. представляют в качестве «специального сюжета». Но учитывая особую зависимость и экспорта, и экономики России от внешней конъюнктуры, больше внимания мы уделили именно «сюжету», обрисовывающему ближние перспективы мировой торовли. Отраслевая динамика экспорта за I квартал 2020 г. Физический объем экспорта товаров из России в I квартале 2020 г. снизился на 3%, вернувшись к уровню начала 2018 г. Такое сокращение было связано со сжатием внешнего спроса — главным образом, на товары топливно-энергетического комплекса, цветные металлы, машины и оборудование. При этом эксперты ЦМАКП считают, что результаты I квартала далеко не в полной мере учитывают масштаб кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Во-первых, в январе кризис затронул только Китай и ряд азиатских стран. Во-вторых, последствия для многих сегментов не могут быть мгновенными (фактор исполнения заключенных ранее контрактов). Особо авторы мониторинга отмечают, что в I квартале значительное снижение экспорта произошло далеко не по всем отраслевым комплексам: · наибольшее сокращение ими отмечено в топливно-энергетическом секторе, где экспорт снизился более чем на 4% — за счет заметного спада спроса на газ, уголь и умеренного «проседания» поставок нефти и нефтепродуктов; · продолжилось снижение вывоза металлургических товаров (почти на 3% к предыдущему кварталу), в основном вследствие прохождения пика экспорта золота (в прочих сегментах скорее отмечается стагнация экспорта); · машиностроительный экспорт по-прежнему сокращался (–2%) в результате завершения «волны поставок» радиолокационной аппаратуры, снижения внешнего спроса на легковые автомобили и проблем с комплектующими; · в лесопромышленном комплексе уверенный рост сменился стагнацией, а в химическом — экспорт не растет уже второй квартал подряд; · вывоз продукции агропромышленного комплекса существенно увеличился (+6%), чему способствовало активное пополнение запасов зерновых рядом стран и открытие некоторых рынков для российской пищевой продукции. Динамика мировой торговли По итогам I квартала 2020 г. физические объемы мирового промышленного производства сократились менее чем на 4%, а мировой торговли — менее чем на 3%. В наибольшей степени экономическая активность сократилась в Китае, с которого и началось распространение коронавируса. Впрочем, замечают аналитики ЦМАКП, следует учитывать, что страны Европы и США оказались в полной мере затронутыми новой инфекцией лишь к середине марта, то есть снижение экономической активности в этих странах в I квартале связано, в первую очередь, с внешними причинами (оценки за апрель — май были бы более показательны, однако данные доступны только на март). Прогнозы на текущий год В апреле ВТО оценила возможные масштабы падения физических объемов мировой торговли в 2020 г. в диапазоне 12,9—31,9%, при снижении ВВП от 2,5 до 8,8% (оптимистичный и пессимистичный сценарии соответственно). В том же месяце МВФ спрогнозировал сокращение мирового ВВП на 3%. Однако ситуация в мире быстро менялась, и последующие оценки корректировались. В последнем прогнозе от 8 июня Всемирный банк ожидает сокращение мирового ВВП на 5,2% при уменьшении мировой торговли на 13,4%. Эксперты ЦМАКП обращают внимание на то, что прогноз ВТО предполагает очень высокую эластичность мировой торговли по ВВП — как в сравнении с прогнозом Всемирного банка, так и в сопоставлении с фактическими уровнями эластичности за последние несколько лет. Фактически, прогноз ВТО предполагает, что мировая торговля в 2020 г. будет реагировать на кризис почти так же остро, как и в 2009 г., тогда как Всемирный банк не прогнозирует такого резкого падения. В описании методологии построения прогноза ВТО приводятся несколько факторов, которые, по мнению авторов прогноза, внесут первоочередной вклад в резкое падение мировой торговли в 2020 г. Подавляющее большинство факторов (за исключением первоочередного влияния кризиса на неторгуемый сектор) усиливает спад мировой торговли, что стало основанием для прогнозирования резкого сокращения торговли при относительно умеренном снижении ВВП. Авторов мониторинга интересно, что нарушение цепочек поставок продукции (прежде всего, ухудшение доступа к комплектующим) не было признано значимым фактором, так как комплектующие из разных стран во многих случаях оказались взаимозаменяемыми. В то же время, замечают они, прогноз ВТО строился еще в начале апреля, когда эпидемия в Европе и США была в самом разгаре. С тех пор большинство стран существенно ослабили ограничения экономической активности, что уменьшило влияние таких факторов, как предложение труда и издержки международной торговли. Кроме того, продолжают аналитики ЦМАКП, откладывание покупок и снижение запасов действуют, в первую очередь, в условиях очень высокой неопределенности и, как им представляется, не могут оказать сильного влияния на прогноз по году в целом. Они предполагают, что после резкого сжатия торговли во II квартале эти эффекты в дальнейшем будут оказывать позитивное влияние, так как отложенные покупки будут совершаться, а истощившиеся запасы — пополняться. Также экспертам ЦМАКП представляется, что сокращение физических объемов мировой торговли на 13—15% возможно, но только в пессимистичном сценарии (длительные ограничения экономической активности или вторая волна заболеваемости). В оптимистичном сценарии (начало активного восстановления уже в III квартале) мировая торговля не должна сократиться более чем на 10%. Вместе с тем, по большинству прогнозов, во II квартале мировую торговлю ожидает существенный спад. Ближайшие перспективы Возможность углубления спада мировой торговли во II квартале, считают авторы мониторинга, может быть подтверждена анализом опыта предыдущего кризиса (2008—2009 гг.). В частности, резкое сокращение мировой торговли произошло не сразу, а лишь на четвертый месяц с начала нисходящего тренда; при этом темпы ее падения в течение августа—октября 2008 г. не превышали темпов сокращения производства, однако уже с ноября 2008 г. объемы мировой торговли стали резко сжиматься. Опережающие индикаторы тоже свидетельствуют о том, что резкое сокращение мировой торговли во II квартале неизбежно: торговый барометр ВТО по данным на март составил рекордно низкие 87,6 (уровень, соответствующий тренду, принят за 100). Среди индикаторов торгового барометра наименьшие значения отмечались по производству и продаже автомобилей (79,7) и новым экспортным заказам (83,3). Другие индикаторы оказались затронуты слабее (в диапазоне 88,5 — 95,7). С другой стороны, рассуждают аналитики ЦМАКП, сокращение торговли может оказаться хоть и резким, но непродолжительным. Как следует из последних данных о внешней торговле Китая за пять месяцев 2020 г., падение внешней торговли — даже в текущих ценах — не оказалось критическим. Объемы экспорта Китая восстановились до уровня аналогичного месяца прошлого года уже к апрелю. Кроме того, в условиях падения цен на сырьевые товары (составляющие существенную часть импорта этой страны) Китай активно наращивал физические объемы закупок нефти и пищевых продуктов, в результате чего импорт в сопоставимых ценах снизился лишь на 2%. Авторы мониторинга указывают, что динамику внешней торговли также можно косвенно отследить по данным о перевозках грузов — они позволяют оценить влияние кризиса в отдельных сегментах и выявить, был ли спад мировой торговли фронтальным или локальным. Влияние кризиса по видам грузов Для аналитиков ЦМАКП показательно, что новый кризис в полной мере затронул далеко не все виды грузов (то есть его влияние оставалось локальным — по крайне мере, по состоянию на I квартал). Прежде всего, пострадали поставщики потребительских товаров. В частности, данные о морских перевозках по видам грузов, представленные экспертами МВФ в мае, демонстрируют, что резкое падение морских перевозок в I квартале отмечено только по автомобилям — одному из крупнейших представителей группы потребительских товаров. По остальным видам грузов также отмечалось снижение морских перевозок, но к апрелю объемы поставок в целом восстановились, особенно по сухим грузам. Относительно слабое снижение перевозок сырьевых товаров в сравнении с потребительскими эксперты ЦМАКП частично связывают с непрерывным производственным циклом, не позволяющим резко сократить выпуск продукции. Также они считают важным иметь в виду, что данные о морских перевозках не дают полного представления о торговле топливно-энергетическими товарами (поскольку не учитывают поставки по трубопроводам). Поэтому для оценки динамики торговли топливно-энергетическими товарами авторы мониторинга привлекли специализированные источники. В частности, данные, опубликованные в апрельском отчете Международного энергетического агентства (МЭА), указывают на то, что глобальный спрос на энергию в I квартале упал почти на 4%; по итогам года эксперты МЭА ожидают снижение спроса на 6%. При этом, полагают эксперты ЦМАКП, объемы мировой торговли нефтью во второй половине текущего года должны быть существенно ниже, чем в I квартале, в связи с вступлением в силу новой сделки ОПЕК+ и предварительной готовностью стран—участниц этой сделки сохранять ограничения до конца года.

https://www.eg-online.ru/news/422222/


2020-Выставка ВНОТ