Прощание без лишней боли

Кризисы последнего десятилетия


Последние десятилетия угольная промышленность во всем мире прошла через несколько серьезных кризисов


 

Каждый из них выливался в реструктуризацию, сокращение объемов угледобычи и закрытие неэффективных шахт. А в первую очередь это удар по благополучию населения в регионах, экономика которых базировалась на угольной отрасли.

В разрезе Кузбасса

Не обошли эти проблемы и наш исконно угольный регион. На фоне мирового кризиса отрасли банкротятся местные шахты, и люди, проработавшие не один год в забое, оказываются перед лицом безработицы.

В результате банкротства шахты «Заречная» в Полысаеве в сентябре без работы могут остаться 1,5 тысячи человек. Также массовые увольнения коснутся шахты «Алексиевская» и шахтоучастка «Октябрьский». Всего же в Полысаеве ожидают остаться без работы более двух тысяч работников угольной промышленности.

Эти предприятия являются градообразующими для 25-тысячного Полысаева. В лучшие годы здесь трудилось более 5 тысяч работников, еще примерно столько же в подрядных организациях. Зарплаты тут были одни из самых высоких в регионе. В 2017 году на предприятиях началась процедура банкротства.

— У нас есть сокращения, — сказал на пресс-конференции Сергей Цивилев, губернатор Кемеровской области, — Но сокращения коснулись только предприятий, которые из-за неправильных действий владельцев ушли в банкротство. В последние годы пробовали их вывести из этого состояния. На шахте «Алексиевская» работали 717 человек, 398 уже сокращены, остальные продолжают работать. На «Заречной» и «Октябрьской» — 2,4 тысячи человек. Они заявили о сокращении еще двух тысяч человек.

Губернатор отметил: чтобы трудоустроить тех, кто попадает под сокращение, специалисты центра занятости Ленинска-Кузнецкого выезжают на предприятия, предлагают адресную помощь.

С 6 апреля служба занятости Кузбасса открыла на шахте выездной пункт занятости, принимающий документы и ставящий безработных на учет. Чиновники пообещали, что в дальнейшем им посодействуют в трудоустройстве и подборе подходящих вакансий. Сами шахтеры не представляют, как это может помочь найти им новое место работы.

В конце июня в Полысаеве состоялась масштабная ярмарка вакансий для сотрудников, которых коснулись массовые сокращения. Накануне уволенных шахтеров обзвонили и пригласили на мероприятие. На ярмарке горнякам были предложены новые места для трудоустройства, а также курсы для переобучения.

Одна из отраслей, в которой нужны рабочие руки: строительная, в Полысаеве планируют строительство детского сада. Также на ярмарке присутствовали представители шахт из соседних городов, которые предоставляют возможность работы вахтовым методом.

Потерявшим работу шахтерам были предложены курсы для переобучения. Горняки могут переобучиться на слесаря-сантехника, диспетчера, плотника, кассира, продавца продовольственных товаров и т.д. Длительность курсов варьируется от 1 до 5 месяцев, и начнутся они в сентябре.

Надо сказать, что самыми уязвимыми в этой ситуации оказались люди среднего возраста — 40-50 лет. Они проработали не одно десятилетие под землей, но из-за этих обстоятельств на льготную пенсию им элементарно не хватило нескольких лет. В этом возрасте уже не так-то просто переучиться на другую специальность, а даже если и так: конкуренция среди молодых достаточно велика.

Насколько затяжным окажется текущий кризис? Вопрос. Опять-таки в нашем регионе немало компаний, которые и в текущей ситуации развиваются в рост. Видимо, дело в профессионализме менеджмента.

В любом случае угольную отрасль, согласно той же Стратегии развития до 2035 года, хоронить вовсе не торопятся. Случаются, и нередко, в истории мирового развития крутые повороты на 180 градусов…

Однако — во многих странах мира, ранее считавшихся крупнейшими центрами промышленности, добыча угля прекращена, и целым регионам пришлось пройти реформирование, которое иногда затягивалось на несколько десятилетий. Какие меры отдельные государства принимали для наиболее безболезненного перепрофилирования бывших угольных центров? Зарубежный опыт всегда интересен и чем-то полезен.

История «Южного Лимбурга»

Классическим примером успешного осуществления региональной политики ликвидации убыточных шахт в истории угольной промышленности считается регион Лимбург в Нидерландах.

Программа «Южный Лимбург» была реализована правительством Нидерландов в период 1965-1990 годов, когда страна начала разрабатывать месторождения газа, и угольная промышленность потеряла свою былую рентабельность.

Уволенным шахтерам найти новую работу было практически невозможно, а государственные расходы на выплату пособий по безработице постоянно росли из-за инфляции и роста стоимости рабочей силы. В 1965 году правительство Нидерландов, принимая решение о постепенном закрытии 12 шахт (4 государственных и 8 частных), одновременно осуществило ряд мер, направленных на стимулирование предпринимательства в этом регионе.

Комиссия из представителей правительств, региональных органов власти и общественных организаций разработала перспективный план развития Южного Лимбурга, превращающий провинцию в регион высокотехнологичных предприятий и деловых услуг международного значения.

План предусматривал создание удобной транспортной и коммуникационной инфраструктуры при непосредственном участии государства. После его осуществления реконструированный аэропорт в Маастрихте стал вторым по грузообороту в стране, а современные автомагистрали сделали удобной поездку в любую точку региона.

Вторым пунктом значился перенос в регион крупных государственных учреждений из перенаселенных городов Нидерландов. Это были в том числе государственные полиграфические предприятия, Центральное статистическое бюро и национальный пенсионный фонд. Параллельно с участием государства на территории Лимбурга создавались новые крупные предприятия: например, завод пассажирских автобусов, реконструировались химические производства, ранее действовавшие при шахтах и другие.

В регионе создали крупные образовательные центры — медицинскую академию и два университета, а также центры переобучения шахтеров и рабочих другим профессиям. Технопарки, выставочные залы и центры высоких технологий активно развивались на этой территории. Чтобы помочь инициативным предпринимателям закрепиться в регионе, была создана государственная инвестиционная компания, в уставном капитале которой значительную долю занимали государственные средства (доля центрального правительства — 91 процент, доля провинции Лимбург — 8 процентов, и доля муниципалитета — 1 процент). Кстати, к нашему дню в Нидерландах возникло еще 4 таких компании.

Планировалось закрыть все шахты в течение 10 лет и завершить реструктуризацию Южного Лимбурга к 1985 году. Когда выяснилось, что к намеченному сроку не удается снизить уровень безработицы до среднего по стране показателя, реализация программы была продлена до 1990 года.

Решение о прекращении государственной поддержки данного региона было принято в 1990 году, когда уровень безработицы достиг среднего показателя по стране: 4,5 процента.

Долго — не значит плохо

Несмотря на давление европейских экологических норм, в двенадцати странах Евросоюза на сегодняшний день по-прежнему ведется добыча всех видов угля.

Если же говорить о добыче каменного угля, то за последние 20 лет число государств-членов ЕС, добывающих его, снизилось с 14 до 4. Остались только Польша, Чехия, Великобритания и Испания. При этом самым рьяным защитником экологии выступает Германия — некогда крупнейший мировой производитель и потребитель угольного топлива.

В Испании добыча каменного угля прямо и косвенно субсидировалась государством на протяжении последних десятилетий. Это были и платежи в пользу угольных ТЭС за поддержание мощностей, и обязательства по закупке минимальной доли угля из испанских шахт. В 2016 году Испания получила от Еврокомиссии одобрение программы государственных субсидий оставшимся 26 угольным шахтам в регионах Кастилия и Леон, Астурия, Арагон на сумму 2,13 миллиарда евро. Условием этой программы было закрытие шахт к концу 2018 года, в противном случае предприятия должны были вернуть полученные субсидии.

После подписания договора между правительством и профсоюзами Испания объявила о закрытии всех угольных шахт, принадлежащих частным компаниям. По условиям соглашения, в регионы, чья экономика ориентирована на добычу угля, в ближайшие 10 лет инвестируют $285 миллионов.

В соглашении был прописан досрочный выход на пенсию шахтеров старше 48 лет, меры по восстановлению окружающей среды в шахтерских городах, а также переобучение молодых угольщиков для работы на предприятиях новой энергетики. Около 600 человек в северных регионах — Астурии, Арагоне и Кастилия-Леоне — получают полную социальную поддержку со стороны государства. А более 60 процентов угольщиков выбрали досрочный выход на пенсию.

Деньги решают многое

В декабре 2018 года закрылась последняя каменноугольная шахта в Рурской области в Германии, Последние три года в этой стране работали всего две шахты, на которых около 4,5 тысячи горняков добывали порядка 4 миллионов тонн в год. Немецкий подход: постепенное прекращение добычи каменного угля, растянувшееся на десятилетия, оказался выигрышным в плане предотвращения внутриполитических конфликтов. Германия не прошла через такие отчаянные шахтерские забастовки, как, например, Великобритания.

Тем не менее правительство страны укоряют в расходовании гигантских средств налогоплательщиков на многолетнюю поддержку представителей одной отдельно взятой профессии. По данным немецких СМИ, на субсидирование добычи каменного угля было израсходовано приблизительно 200 миллиардов евро бюджетных денег. В Германии немало тех, кто считает, что такие средства можно было бы куда эффективнее потратить на создание в шахтерских городах предприятий перспективных отраслей и на развитие системы образования в угольных бассейнах.

Согласно законопроекту, последняя угольная электростанция Германии должна быть выведена из сети не позднее 2038 года. Набор мер, предлагаемых комиссией по стимулированию структурной перестройки в регионах с целью смягчения последствий закрытия предприятий угольной промышленности, включает в себя инвестиции в образование, в развитие возобновляемой энергетики и новых технологий: биотехнологии, экологичный транспорт, информационные технологии. Планируется развивать в регионах различную инфраструктуру, реабилитировать ландшафты, предоставлять льготы инвестирующим в развитие предприятий региона предпринимателям.

Особо отмечается, что деньги на развитие транспортной инфраструктуры в упомянутые программы не входят.

Таким образом, на протяжении двух десятилетий общий объем выделяемого финансирования на реабилитацию немецких угольных регионов может превысить 50 миллиардов евро. Для сравнения: на уже легендарную реабилитацию Южного Лимбурга в Нидерландах было выделено около 2 миллиардов евро (без учета исторической стоимости денег).

По пути постепенного свертывания производства, подобно немецкому, пошла Франция. В 1984 году в этой стране была принята аналогичная государственная программа — прекратился прием новых рабочих, шахты стали постепенно закрывать. Последнюю шахту — Ла-Ув, которая находилась в окрестностях города Крецвальд на границе с Германией, власти закрыли в 2014 году. Если в 1985 году на Ла-Ув работало 2 тысячи 105 человек, то спустя 20 лет — 325 шахтеров.

Зеленая улица Малороссии

К комплексному закрытию шахт в моногородах сегодня готовятся в Украине. Министерство энергетики страны еще в январе представило концепцию зеленой энергетической трансформации страны до 2050 года. Программой предусмотрено закрытие убыточных государственных шахт, опирающееся на европейский опыт.

Для реализации этой цели украинские власти консультируются с руководством Германии. Говорится, что проект будет реализован для решения социальных, экологических вопросов, а также для обеспечения работой проживающих в моногородах людей. Перечень городов определит специальная рабочая группа.

Во избежание тяжелых социальных последствий для шахтеров разработают программу профессиональной переориентации.

Подготовка к реорганизации территорий проходит в непростой социальной обстановке. В этом году несколько дней подряд проходили акции протеста горняков государственных шахт Украины. Люди требуют запретить импорт электроэнергии и угля газовых марок из других стран, уволить и привлечь к уголовной ответственности главу профильного комитета Верховной рады, действия которого привели к кризису в энергетике.

Шахтеров не устраивает бесплатный труд и внешнее управление их отраслью из-за рубежа, так как отношение юридических лиц, ныне работающих в регионе, к экономическим интересам местного населения напоминает колониальное.

Евгения Райнеш


2020-Выставка ВНОТ