2020-Новый год



Без баланса интересов

В мире набирает популярность новый вид рейдерства — экологический


Тема негативного влияния на окружающую среду часто используется как инструмент в корпоративных войнах и в политической борьбе.

За последние годы в нашей стране под прессинг экорейдеров, в частности, попали нефтегазовый проект «Сахалин-2», строительство первой в России скоростной дороги (Москва — Санкт-Петербург) и Туапсинский балкерный терминал. Все чаще можно наблюдать ситуации, когда экологические проблемы превращаются в повод для корпоративных конфликтов и передела собственности.

Реальный риск

Сегодня экологическая тема становится все более «модной» и вписывается в мировые тренды. Крупнейшие компании объявляют о «чистых» акциях и направлениях своего бизнеса. Замена одноразовых пластиковых пакетов на тару длительного использования, выпуск товаров из переработанного материала, внедрение новейших очистительных технологий на производствах…

Тем не менее и обыватели, и эксперты, и сами промышленники признают, что бизнес все еще не уделяет внимания проблеме экологических рисков.

Экологический риск определяется как «вероятность наступления события, имеющего неблагоприятные последствия для природной среды и вызванного негативным воздействием хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайными ситуациями природного и антропогенного характера».

То есть в течение столетий люди совершенствовали технику, чтобы обезопасить себя от случайностей природной среды, а в результате пришли к экологической опасности, связанной с научно-техническим прогрессом.

Современная цивилизация вынуждена существовать в условиях роста интенсивности проявления рисков, обусловливая возможность общества действовать в условиях риска, прогнозировать и просчитывать возможность его проявлений и последствий. В связи с этим возникает необходимость в формировании нового мировоззрения, стиля жизни, новых стратегий и специфических форм существования в среде рисков. Подобные проблемы также требуют поиска необходимых глобальных решений, которые состоят в том, как пережить, затормозить лавину техногенных и культурогенных последствий развития цивилизации.

В связи с этим со стороны государства и общества наблюдается стремление найти максимально эффективные способы воздействия на бизнес, в том числе, с использованием экологической темы. И если экологическая катастрофа — явление очевидное и редко вызывает споры об ущербе и определении, кто виноват, то в случае нарушений, которые выявляются в ходе проверки компетентными органами, ситуацию зачастую можно склонить в ту или иную сторону. И посредством споров в суде, и путем влияния на общественное мнение.

Именно подобные риски должны тщательно продумываться бизнесом, находиться под его контролем и управлением. Чтобы исключить возможность манипулирования «модной» тематикой со стороны конкурентов и мнимых экологов, влияющих на население. Которое, в свою очередь, думая, что отстаивает свои законные права, на самом деле включается в конкурентную борьбу между предприятиями.

Такого рода ситуации — прекрасная среда для развития экологического рейдерства. Оно характеризуется травлей предприятий, производство которых не несет реальной угрозы. И за громкими словами и акциями преследует только корыстные интересы отдельных лиц или групп.

И в таких ситуациях очень сложно определить: весома ли в конфликте настоящая экологическая угроза или все дело в чьих-то личных финансовых интересах.

Скандал вокруг углепогрузочной станции

Несколько неоднозначных дел случилось в последнее время и в Кузбассе. Общее у них одно: все необходимые экспертизы и разрешения экспертов у предприятий были в порядке, но компании подверглись атаке общественного мнения. Бизнес был обвинен в несоответствии актуальной экологической тематике и в итоге понес финансовые потери.

Одно из них: летний скандал со строительством углепогрузочной станции у поселка Черемза Новокузнецкого района. Жители с середины июня протестовали против строительства углепогрузки рядом с их домами. Но разрез «Кузнецкий Южный» настаивал: все документы на проведение этих работ у них есть. Со всех сторон разрез «Кузнецкий Южный» начал работу на законных основаниях: получил полный комплект разрешительной документации и экологической экспертизы, провел общественные слушания. В апреле 2020 года было получено разрешение управления архитектуры Кемеровской области на строительство одного из объектов.

Но активисты организовали у стройплощадки палаточный городок и начали протесты. Позже они даже объявили голодовку. В середине августа у Черемзы возобновилось строительство. Рабочие начали возводить забор, ограждая свою территорию. Но местные жители снова выступили против, и, чтобы их разогнать, на место приехали ГБР, ОМОН, полиция и пригнали автозак.

В официальном Telegram-канале губернатор Кузбасса Сергей Цивилев сообщил:

«Правительство Кузбасса не поддерживает проект строительства углепогрузочной станции, так как компания не приложила должных усилий по выстраиванию диалога с населением. Принято решение об отмене разрешения на строительство путей необщего пользования станции Кузнецкая».

У Лесной Поляны

Шахта «Лапичевская» планировала в следующем году начать добычу угля рядом со строящимся жилым районом Кемерова Лесная Поляна — самым экологически чистым массивом столицы Кузбасса. Однако реализация проекта отложена из-за судебных разбирательств. ООО «Шахта «Лапичевская» вначале получила от Сибнедр лицензию на добычу угля фактически в границах областной столицы, затем, после многочисленных протестов общественности и даже областных властей, лицензию отозвали.

В сентябре 2010 года компания приобрела за 150 миллионов рублей лицензию (со сроком действия до 2035 года) на расположенный рядом участок «Шахта «Лапичевская-2» с запасами коксующегося угля около 120 миллионов тонн. Но, начиная с 2017 года, когда появилась информация о возможном начале добычи угля вблизи Лесной Поляны, идет противостояние.

Известие изначально вызвало волну жалоб жителей в адрес местных властей. Решениями горсовета Кемерова и Совета депутатов Кемеровского муниципального района в 2018 году на земле в границах лицензионных участков «Петровский» и «Шахта «Лапичевская-2» созданы особо охраняемые территории (ООПТ) местного значения — природные комплексы «Петровский» и «Петровско-Андреевский». После волны протестов в мае 2019 года Минприроды отказало компании в согласовании проектной документации, а в ноябре 2019 года Роснедра досрочно отозвали лицензию на разработку участка «Шахта «Лапичевская-2».

Компания оспорила отзыв у нее лицензии на разработку месторождения. В свою очередь, власти Кузбасса готовят жалобу на это решение суда и обещают не допустить строительства угольного предприятия вблизи элитного микрорайона Лесная Поляна. А Роснедра уверены, что решение об отзыве лицензии принято законно и готовятся подавать апелляцию.

Спорная «Терсинка»

Еще одна история, участники которой действовали исключительно в правовом поле.

Терсинское месторождение минеральных вод было открыто случайно при разведке Макарьевского месторождения каменного угля. Как оказалось, минеральная вода «Терсинка» является единственным месторождением углекислых минеральных вод в Западной Сибири.

А год назад вокруг этого минерального месторождения развернулась нешуточная борьба. 4 июля 2019 года у ООО «МВМ», которая занимается добычей минеральной воды «Терсинка», была отозвана лицензия, выданная до 2038 года. Основание? Собственник, несмотря на требование Сибнедр, никак не мог обустроить скважины. На этом месте вполне мог быть лечебный курорт, но вместо этого целебная вода сбрасывалась на рельеф и в реку Верхняя Терсь. За сброс минеральных вод в реку предприятие не раз штрафовали. По данным лабораторных исследований, в сбрасываемых в реку водах содержится 90 предельно допустимых концентраций по железу. А объем сбрасываемых вод достигает 97 процентов от добытой.

Далее директор ООО «МВМ» Виктор Иванов подал в Новосибирский арбитраж заявление на признание незаконным приказа Сибнедр об отзыве лицензии.

Компания не смогла оспорить в суде отказ Сибнедр. Кассационная инстанция оставила без изменения решение суда, который посчитал, что месторождение эксплуатировалось «МВМ» «с нарушением действующего законодательства, нерационально, в отсутствие утвержденной проектной документации».

По словам руководителей предприятия, «МВМ» неоднократно пыталась согласовать с Кузбасснедрами технологическую схему, однако получала отказ из-за найденных комиссией нарушений.

Компания посчитала, что действия комиссии «были направлены не на выработку конструктивных предложений для поиска наилучших технических решений проекта, а на принятие решения об отказе в согласовании проекта при любом состоянии его качества».

В данном случае мы наблюдаем столкновение интересов предпринимателей. По мнению директора компании, район скважины собираются отдать под разработку угля. По мнению региональных властей, недропользователь просто был недобросовестным.

Причастные к ситуации лица утверждают, что с другой стороны конфликта находится ООО «Новомакт», входящее в АО УК «Сибирская» и занимающееся добычей каменного угля на смежном с Терсинкой земельном участке — Макарьевском месторождении.

АО «УК Сибирская» при реализации масштабного инвестиционного проекта по строительству крупнейшего горно-обогатительного комплекса столкнулось с тем, что «сосед» принялся устанавливать округ горно-санитарной охраны. Рамки его выдвигались на территорию, где уже велись работы по строительству горно-обогатительного комплекса.

К тому моменту были вложены миллиарды рублей инвестиций, в том числе в соблюдение экологических требований.

В результате противостояния владелец «Терсинки» потерял лицензию, но никто не может сказать: закончена ли эта борьба?

Отсутствие взаимодействия

В этих случаях все компании действовали в рамках закона. Перед началом реализации проектов они получили необходимые экспертные заключения, и экологические в том числе.

Это подтверждает то, что в зону экологического риска сегодня может попасть любая сфера бизнеса, и даже наличие всей необходимой документации не ограждает от его последствий.

Эксперты утверждают: в первую очередь необходимо вносить изменения в ряд федеральных законов, сделать сведения, касающиеся экологической безопасности, максимально открытыми. Именно такая открытость должна стать главной гарантией соблюдения баланса интересов государства, населения и бизнеса.

И да. Прекратить экологическое рейдерство в отношении крупных предприятий может и должно прежде всего государство. Оно обязано перенять зарубежный опыт и ввести дифференцированные налоги на загрязнение окружающей среды, что будет прямо мотивировать владельцев предприятий заботиться об экологии, внедряя природосберегающие технологии и оборудование. В этом случае банальный шантаж и безграмотные обвинения утратят любой смысл, а конфликты, возникающие на стыке интересов, не будут апеллировать к самому насущному для населения нерву — безопасности.


СПРАВКА

Самое главное для организации предприятия по угледобыче — лицензия. Как правило, документ выдается в результате проведения конкурса (аукциона, торгов), который устраивает федеральная структура Роснедр. В Кузбассе этими вопросами занимаются Сибнедра. Ведомство ведет разведку полезных ископаемых, участвует в формировании федерального реестра участков и готовит необходимые пакеты документов для следующего шага — торгов.

В аукционах по недропользованию выигрывает компания, которая предложит наибольшую сумму на право добычи угля на обнаруженном месторождении и наиболее экономически выгодный и обоснованный план добычи. Победитель торгов возмещает затраты на геологическую разведку месторождения и уплачивает первоначальный взнос в размере десяти процентов от налога за полную разработку месторождения.

Разработка угольных месторождений регламентируется двумя документами: ФЗ «О недрах» и ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». За соблюдением лицензионных соглашений наблюдают несколько структур — Росприроднадзор, Ростехнадзор, Роснедра. Первые два контролируют и выявляют нарушения, Роснедра на основании проверок надзорных органов инициируют изъятие лицензии.

Евгения РАЙНЕШ