Обзор СМИ


Пути угля неисповедимы. Экспорт, логистика РЖД и тайная методика Минтранса — чёрно-белые будни экспорта твёрдого золота
01.07.2022


Угольщики добились своего: с 1 июля ОАО «РЖД» возвращает приоритет на вывоз угля на Восточном полигоне из Кузбасса, Бурятии, Хакасии и Тувы относительно других регионов. Годовые квоты для этих регионов составят 58 млн тонн, 9,1 млн тонн, 9 млн тонн и 400 тыс. тонн соответственно. Таким образом, критическая ситуация, на которую в течение нескольких месяцев чуть не со слезами на глазах жаловались по большей части представители кузбасского угля, разрешилась для указанных регионов положительно. Однако, например, угольщикам Якутии такие поправки в правила перевозки жизнь существенно ухудшат, как и перевозчикам «всех прочих грузов».

ПНД и методика Минэнерго

Ещё в начале июня ситуация с вывозом угля по Восточному направлению складывалась далеко не в пользу сибирских угольщиков. Так, например, за 5 месяцев этого года железнодорожная погрузка угля из Кузбасса снизилась на 8,7% год к году — до 91,5 млн тонн.

Связано это было как с понятными проблемами (точнее, практически полным закрытием) с экспортом на западном направлении, так и с мартовской отменой правил недискриминационного доступа (ПНД) к инфраструктуре Восточного полигона. То есть Запад закрыт, а на Восток перевозки ограничили, и это, по мнению угольщиков и их лоббистов, ставило под угрозу экономическую дееспособность целого региона.

В РЖД введение временных правил перевозки по Восточному полигону, которые заменили ПНД, объясняли желанием поддержать предприятия центра и северо-запада России, лишившихся рынков сбыта и пытающихся перенаправить потоки экспортной продукции на Восток.

«Приостановка правил недискриминационного доступа для грузоотправителей Восточного полигона фактически лишает угольщиков части гарантированного доступа к железнодорожной инфраструктуре, что осложнит переориентацию их экспорта на Восток.

    Эмбарго на российский уголь со стороны ЕС, которое в полной мере вступит в силу в августе 2022 года, увеличит спрос на перевозку угля по Восточному полигону.

То есть по Байкало-Амурской и Транссибирской магистралям, по которым сырьё транспортируется к дальневосточным портам (Ванино в Хабаровском крае, а также Находка, Восточный и Владивосток в Приморье), а оттуда поставляется танкерами на рынки Восточной Азии», — рассказал vgudok.com эксперт Института развития технологий ТЭК Кирилл Родионов.

По его словам, потребность в таком маршруте росла и до наступления нынешнего кризиса. Косвенно об этом свидетельствует рост доли Восточной Азии в экспорте энергетического угля (без учёта лигнита): если в 2019 году она составляла 46%, то в 2021 году уже 52%; в абсолютном выражении поставки выросли на 10 млн тонн (с 83 млн до 93 млн).

Схожая тенденция была характерна и для экспорта коксующегося угля: физический экспорт в Восточную Азию вырос за этот период на 3,2 млн т (с 16,1 млн т до 19,3 млн т), хотя доля этого региона в российском экспорте снизилась с 66 до 61%.

Иллюстрация отображает изменение поставок российского угля к 22 апреля 2022 года. При сокращении экспорта в Европу (почти на 50%) и Японию с Кореей (21-22%) угольщики увеличили отгрузки в Китай (на 22%), а также на Ближний Восток и через трейдеров.

«Потеря европейского рынка ставит под угрозу четверть угольного экспорта: в 2021 г. на долю ЕС, а также Великобритании и Норвегии (стран, которые также отказываются от российского сырья), пришлось 26% экспорта энергетического угля из РФ (47,1 млн тонн из 178,7 млн тонн). В случае коксующегося угля эта доля составила 11% (3,4 млн тонн из 31,8 млн тонн).

    Соответственно, в общей сложности это 50 млн тонн, которые угольщикам хотелось бы перенаправить на Восток.

Задачу несколько «облегчают» планы по отказу от российского сырья со стороны Японии, которая в 2021 году импортировала из Российской Федерации 2,9 млн тонн коксующегося угля и 18,9 млн тонн энергетического угля (без учёта лигнита). Тем самым дополнительная потребность в вывозе угля на Восток снижается до чуть более 30 млн тонн, но всё равно остаётся значительной», — добавляет Кирилл Родионов.

Понятно, что никому не хочется терять денег, поэтому угольщики в течение нескольких месяцев начали массированную атаку в СМИ и на различных профильных мероприятиях с целью вернуть вожделенные ПНД, особенно упирая на возвращение действия методики Минэнерго (ВАЖНОЕ УТОЧНЕНИЕ — найти сам документ редакция так и не смогла: ни участники рынка, ни чиновники ФОИВов не смогли ни объяснить эту секретность, ни уж тем более его предоставить — прим. ред.) по вывозу кузбасского угля в восточном направлении. Согласно этой методике, которой нет в открытом доступе, право вывезти свой уголь в рамках квоты получают компании, которые направили не меньший объём в западном направлении.

Правда, как раз к этому пункту методики возникают вопросы, ведь западное направление после введения Европой угля на импорт российского угля закрыто. Однако для Кузбасса западное направление — это не только ЕС, но и вся европейская часть страны. А в Минэнерго пообещали учитывать не только экспорт, но и внутренние поставки. В общем, весь уголь «врагам» не отдадим, для себя тоже прилично останется.

Все дела решаются на ПМЭФ

Петербургский международный экономический форум — это, как известно, не только тусовка и обеды за немыслимые деньги. Здесь «в кулуарах» решаются и важные дела. О проблеме экспорта угля на восток на ПМЭФ говорили много. Сначала вице-премьер Александр Новак заявил о том, что Минэнерго, которое он ранее возглавлял, прорабатывает вопросы по расширению инфраструктуры поставок и её диверсификации.

Обсуждались и переориентация грузопотоков, и новые логистические цепочки, а также вопросы решения проблемы Восточного полигона, который так и остаётся узким местом всех экспортных азиатских амбиций. Однако, по словам заместителя генерального директора — начальника Центра фирменного транспортного обслуживания (ЦФТО) ОАО «РЖД» Алексея Шило, всё не так уж и плохо.

«Есть программа, утверждённая правительством. Эта программа на сегодняшний момент обеспечена всеми строительными ресурсами. Там, по сути, несколько десятков тысяч людей занято одномоментно на этой стройке, все объекты расписаны по контрольным точкам. Мы идём по строительству в плане, и до конца года мы со 144 млн тонн провозных мощностей выйдем на 158. <...> Все способы, как ещё можно было увеличить технологически провозные мощности, мы тоже максимально используем. В этом году мы поставим 132 локомотива, которые будут на Восточном полигоне возить поезда повышенной массы. <...> По той же инфраструктуре пытаемся большее количество грузов перевезти меньшим количеством локомотивов. Количество тяжеловесных поездов мы удвоим в этом году», — рассказал в своём выступлении на ПМЭФ Шило.

    Но все эти прогнозы — дела будущие, а сейчас надо вывозить уголь.

Решился ли этот вопрос непосредственно на ПМЭФ, или на форуме его просто грамотно подсветили, неизвестно, но в конце июня РЖД объявили о возвращении ПНД.

Немного об этих самых правилах недискриминационного доступа к железнодорожной инфраструктуре, которые ранжировали грузы по приоритетности их перевозок на Восточном полигоне.

Наивысшим приоритетом пользуются грузы для ликвидации чрезвычайных ситуаций, за ними следуют (в порядке значимости):

- перевозки по решениям Президента Российской Федерации,

- субсидируемые перевозки,

- перевозки контейнеров,

- внутрироссийские перевозки,

- экспортные перевозки несырьевых грузов,

- экспортные перевозки сырьевых грузов в специализированных вагонах,

- экспортные перевозки зерна и продовольствия,

- экспорт сырьевых грузов в универсальном подвижном составе,

- все прочие грузы.

Таким образом, с 1 июля РЖД перестают в «ручном режиме» определять, какие грузы получат приоритет, и здесь важную роль может сыграть разница в доходности перевозок различных типов грузов.

«Проиллюстрировать эту разницу можно с помощью доходной ставки РЖД, которая измеряется в копейках за 10 тонно-километров (т-км): доходная ставка при экспорте угля в 2021 году составляла 194,9 коп./10 т-км, тогда при экспорте металлов — 687 коп./10 т-км, а при экспорте нефти и нефтепродуктов — 804,8 коп./10 т-км», — отметил эксперт Института развития технологий ТЭК Кирилл Родионов.

Уголь — «новая нефть»?

Если посмотреть на цифры, то доходная ставка РЖД при экспорте угля не так уж и велика по сравнению с металлургией, не говоря уже о нефти и нефтепродуктах. Неужели угольщики действительно так озабочены экономикой региона и рабочими местами? Не будем отказывать их бизнесу в социальной ориентированности, но давайте лучше посмотрим на цены на уголь, которые достигли исторического максимума в Азии и Европе.

«Экономический подъём после ковида и растущий спрос на электроэнергию привели к значительному росту цен на уголь и спроса на него. С января цена на уголь выросла в 2 раза. А за последние несколько недель Китай и Индия объявили о планах по увеличению внутреннего производства угля на 700 млн тонн в год. Для сравнения, производство угля в США в этом году составит около 600 млн тонн», — отмечает независимый эксперт, создатель проекта N.TransLab Мария Никитина.

По её словам, если добавить 700 млн тонн нового угля, который будут добывать Китай и Индия, к тому, что они производят сейчас, получатся ошеломляющие цифры: к концу следующего года Китай будет добывать около 4,4 млрд тонн угля в год, а Индия — около 1,2 млрд. Тонн, то есть суммарно 5,6 млрд тонн, что в 9 раз превышает количество угля, которое будет добыто в США в этом году.

 

«Буквально несколько лет назад казалось, что уголь как энергоноситель отжил своё, но после прошлогоднего энергокризиса и глобального роста цен на энергетическое сырьё, потребление энергетического угля снова в зоне интересов Азии.

В настоящее время нехватка альтернативных энергоносителей и надвигающаяся жара дают о себе знать — экспорт угля может вернуться к тенденции на повышение.

    Несмотря на то, что по итогам первого квартала 2022 года был зафиксирован спад на 2,2%.

Сейчас у нас есть ресурсы для стабильного экспорта, а с учётом того, что ряд европейских стран ввёл эмбарго на российский уголь, появилась возможность в полной мере удовлетворить спрос азиатских партнёров», — рассказали vgudok.com в Русско-Азиатском союзе промышленников и предпринимателей (РАСПП).

В настоящее время крупнейшим мировым импортёром угля является Китай, однако не стоит обольщаться, что сейчас Россия сможет по поднявшимся ценам поставить энергоносители именно туда. Восточный сосед рассматривает возможность сокращения общего объёма импорта угля на 30% в 2022 году на фоне рекордного внутреннего производства и высокой стоимости импорта.

«Китай принял меры по ограничению внутренних цен на уголь, чтобы ограничить затраты на электроэнергию, что делает импорт неконкурентоспособным. Китай также импортировал меньше российского угля в последние месяцы: данные Kepler по морским поставкам показали по 2,4 млн тонн в месяц с марта, что контрастирует с периодом с марта по декабрь прошлого года, когда ежемесячный морской импорт Китая из России не опускался ниже 3 млн тонн и достиг максимума в 5,32 млн тонн в августе прошлого года», — отмечает Мария Никитина.

По её словам, «лучшей надеждой» России является Индия, однако у этой страны не такой большой бюджет, поэтому наш уголь она может приобрести только при условии высоких скидок.

«За пределами основных азиатских импортёров угля у России есть определённые возможности для увеличения поставок более мелким покупателям.

    Особенно тем, кто испытывает трудности из-за текущих высоких цен.

Но даже если бы Пакистан и Бангладеш покупали большую часть своего угля у России, этого было бы недостаточно, чтобы компенсировать вероятные потери страны от Японии, Южной Кореи и, частично, Китая», — добавила Мария Никитина.

Получается, что приоритет на вывоз угольщикам дали, но кому и по какой цене отгружать нашу «новую нефть» — пока до конца не ясно. Остаётся только похвалить их за мощное лобби, но будут ли экспортные договорённости такими же впечатляющими?

P. S. За кулисами этого большого разговора об угле, ценах на него и проблемах с логистикой остаются вопросы экологии. Все последние годы мы слышали о сокращении выбросов, ответственности перед природой и экологией, но, например, в 2021 году в США использование угля выросло на 17%, а европейские страны планируют масштабное возвращение именно к этому виду топлива. Природа природой, а задница в тепле, кажется, на сегодняшний день важнее.

https://vgudok.com/lenta/puti-uglya-neispovedimy-eksport-logistika-rzhd-i-taynaya-metodika-mintransa-chyorno-belye