2022 БЕККЕР


Обзор СМИ


«Социальные приоритеты СУЭК не изменились»
02.12.2022


Компания реализует их и в новых условиях

Генеральный директор АО СУЭК Максим Басов — о том, как формируется политика в области корпоративной социальной ответственности в текущих условиях, а также о социальных, экологических и экономических проектах компании в регионах присутствия.

Генеральный директор АО СУЭК Максим Басов

— Максим Дмитриевич, вы возглавили СУЭК в непростое время, когда руководство большинства российских компаний больше думало не об устойчивом развитии, а о том, как сохранить бизнес на плаву. Все эти санкции, блокировки, ограничения, наверное, снизили приоритетность социальной политики?

— Нет, приоритеты СУЭК в социальной сфере не изменились. Они вообще вшиты в модель нашего бизнеса: без активной социальной политики и масштабной корпоративной благотворительности жизнь в шахтерских моногородах замирает, и это лишает нас перспектив. К тому же мы, как недропользователи и крупнейшие налогоплательщики, влияем не только на социальное развитие поселений, но и на природную среду, на транспортную инфраструктуру, на все условия жизни людей. В регионах присутствия от нас ждут изменений к лучшему, и мы не можем обмануть эти ожидания.

Надо понимать, что вклад СУЭК в развитие регионов не сводится к социальным и благотворительным программам, которые компания и ее корпоративный благотворительный фонд «СУЭК — Регионам» реализуют на территориях присутствия. Это масштабные мероприятия, в которые ежегодно инвестируется больше миллиарда рублей, о них часто пишут региональные СМИ, но они никогда не смогли бы переломить негативное отношение к компании, если бы ее деятельность в регионе множила социальные и экономические проблемы.

Понятие социальной ответственности включает и ответственное отношение к финансовым обязательствам, и заботу об экологии, и строгое соблюдение правил производственной безопасности, и высокий уровень социальной защищенности сотрудников. Только в случае соответствия этим базовым требованиям социальные программы воспринимаются обществом органично и помогают формировать благоприятную среду для бизнеса, то есть поддержку и понимание производственных целей компании со стороны региональных властей и местных сообществ.

— СУЭК часто сталкивается с недоверием на местном уровне?

— Сейчас — нет, но это результат большого труда и масштабных инвестиций. Дело в том, что деятельность угольных компаний всегда связана с нарушением почвенного покрова, строительством дорог производственного назначения, использованием воды, угольной пылью, выбросами, которые образуются при сжигании топлива на станциях и в котельных. Безответственное отношение к этим вопросам обычно вызывает очень болезненную реакцию не только местного сообщества, но даже и потребителей. Поэтому мы очень много инвестируем в повышение экологичности производства — более 5 млрд руб. только за последние два года. Все лучшие отраслевые природоохранные практики, которые появляются в мире, мы изучаем и стараемся применить, причем во всех производственных процессах. Это касается и рекультивации земли, и строительства очистных сооружений, и установки фильтров на станциях. В результате получаем эффект, который в общественном сознании ассоциируется с нормой. Даже с точки зрения борьбы с климатическими изменениями СУЭК выглядит абсолютно ответственной компанией.

— Для угольной компании это действительно необычно. Можете назвать какие-нибудь цифры?

— Конечно. Все знают о парниковых газах, которые высвобождаются из угольных пластов во время добычи или образуются в процессе сжигания топлива. Для решения этой проблемы обществу предлагают заменить тепловые станции ненадежной возобновляемой энергетикой и построить дорогие заводы для улавливания и хранения углекислого газа. Мы разделяем озабоченность общества возможными последствиями климатических изменений, но идем своим, еще более эффективным путем. Во всех регионах присутствия мы постепенно закрываем старые угольные котельные и переводим отопление домов на крупные электростанции, выбросы которых очищаются современными фильтрами. В режиме когенерации один и тот же уголь на станциях вырабатывает и тепло, и электроэнергию. Это самый экономичный способ сжигания топлива, который позволяет существенно сократить эмиссию парниковых газов. За несколько лет мы закрыли 160 котельных в Сибири, выбросы углекислого газа сократились на 400 тыс. тонн. А к 2025 году сокращение эмиссии СО2 на территориях присутствия СУЭК и ее энергетического подразделения СГК составит 1 млн тонн в год. Это больше, чем могут дать все проекты строительства возобновляемой энергетики в России.

Про шахтный метан мы тоже не забываем. В Кузбассе на шахтах им. С. М. Кирова и «Комсомолец» построены и работают установки по улавливанию метана и его преобразованию в энергию. За два года было утилизировано около 10 млн куб. м метана (139 тыс. тонн СО2-эквивалента). А в целом с 2019 года эмиссия метана на шахтах СУЭК сократилась почти в два раза.

Это серьезный вклад в борьбу с климатическими изменениями, но для общества более актуальны вопросы сокращения выбросов в атмосферу не безвредного углекислого газа, а загрязнителей типа серы, бензапирена и других побочных продуктов сжигания угля. И, безусловно, вопросы восстановления почвенного покрова и очистки воды, используемой для производственных нужд на шахтах, в карьерах и на обогатительных фабриках. Поэтому СУЭК, чтобы доказать свою социальную ответственность, приходится работать по всем направлениям: вкладываться в рекультивацию, высаживать леса, строить очистные сооружения, выпускать в реки мальков рыбы, поддерживать и создавать заповедники, готовить волонтеров, помогающих бороться с негативным воздействием человека на природу — и всем этим мы занимаемся довольно успешно.

Все наши сотрудники гордятся внедрением новых систем пылеподавления в портах и на разрезах, строительством очистных на шахтах «7 Ноября — Новая» и «Комсомолец» в Кузбассе, на Березовском и Бородинском разрезах в Красноярском крае и на других объектах компании. Мы инвестировали в строительство очистных в каждом регионе присутствия, и люди видят изменения к лучшему. Это влияет не только на имидж СУЭК, но и на отношение к угольной отрасли в целом.

— Но экологических претензий к недропользователям со стороны общества хватает. Что мешает решению этих проблем?

— Культура недропользования в России формировалась не один десяток лет и даже не столетие. Есть «родовые болячки», есть накопленный экологический вред, который не так просто и не так быстро исправить. И у СУЭК есть проблемы, некоторые из них в этом году обострились. Например, очистные модульного типа, которые установлены на шахтах в Кузбассе, работают в основном по немецким технологиям. Чтобы не терять в динамике позитивных изменений и эффективности очистки воды, нам нужно решать вопросы импортозамещения таких технологий — это непросто. Но мы работаем, ищем поставщиков, что-то сами производим на наших предприятиях. Экологическая политика СУЭК остается неизменной, а значит, менеджмент продолжит решать все вопросы минимизации воздействия наших производств на природу.

— Давайте вернемся к социальной политике. Ваша компания традиционно занимает ведущие позиции в рейтинге «Лидеры корпоративной благотворительности», причем побеждает чаще всего в номинациях, связанных с медициной, образованием и экологией. Другие направления социальной политики для вас менее актуальны?

— Актуальность определяется не компанией, а запросами наших благополучателей — населения территорий и наших сотрудников. Мы периодически заказываем социологические исследования в регионах, которые выявляют самые острые вопросы социального развития, в частности проблемы получения качественного медицинского обслуживания для взрослых и детей, доступности образования, помогающего найти высокооплачиваемую работу, благоустройства зон отдыха и досуга и т. п. На эти запросы при формировании социальных программ ориентируется и компания, и наш фонд. Но это не значит, что мы игнорируем другие вопросы социального развития.

Мы знаем, что по мере решения самых острых вопросов актуальными становятся проблемы самореализации, развития культуры, доступности тех или иных услуг. Поэтому одной из первых и самых известных наших программ стала «Школа социального предпринимательства», которая помогает жителям территорий готовить и реализовывать разные социальные проекты: от благоустройства двора и помощи бездомным животным до организации детских кружков и творческих студий. Сегодня мы помогаем начинающим предпринимателям реализовать идеи, а завтра они изменяют социальную среду в своем населенном пункте, помогают решать насущные проблемы землякам, открывают новые рабочие места. Знаете, сколько человек прошли через эту школу? Почти 10 тыс. Это авторы разных проектов, которые уже делают жизнь людей лучше. Больше 100 тыс. человек в регионах пользуются результатами их проектов. Это непосредственным образом сказывается и на экономическом развитии регионов, и на устойчивости нашего бизнеса.

Вообще, вложения в развитие человеческого капитала, творческого потенциала детей и взрослых мы считаем очень перспективными. В таких проектах благополучатели становятся активными участниками, а не просителями, дистанция между ними и компанией заметно сокращается. Мы часто приводим в пример наши трудовые отряды, которые в процессе развития трансформировались в целое волонтерское движение, очень хорошо проявившее себя во время пандемии. Но вот более свежий пример — проект «Шахтерская азбука», который недавно завоевал первое место во Всероссийском конкурсе «Создавая будущее». Сотни ребят и их родителей из регионов писали стихи и рисовали иллюстрации к разным шахтерским терминам, параллельно получая знания о нашей профессии, приобретая интерес к горному делу. Потрясающий отклик! Или наша «Академия карбона» — изначально региональный проект, возникший на Ургальском угольном месторождении в Хабаровском крае. Он включает онлайн-уроки, конкурсы, квесты и все то, что может заинтересовать ребят в теме угля и его применения. За два года платформу посетили более 800 тыс. человек со всей страны, несколько тысяч ребят приняли участие в сессиях и дополнительных мероприятиях. Некоторые «выпускники академии» уже пришли к нам работать.

Результативность проектов, в которых есть общая заинтересованность компании и населения, всегда оказывается очень высокой. Но есть ведь проблемы, которые на первый взгляд никак не связаны с рынком труда или профориентацией, с развитием инфраструктуры и другими вопросами, где интерес компании можно хоть как-то проследить. Это поддержка детей с тяжелыми заболеваниями, развитие танцевального искусства, сохранение исторической памяти. Должна ли компания ими заниматься? На мой взгляд, должна и будет. Потому что это тоже вопрос социальной ответственности. А она у СУЭК есть.

https://www.kommersant.ru/doc/5693897?query=%F3%E3%EE%EB%FC?query=%F3%E3%EE%EB%FC