По волнам…

Теоретики и практики угольной промышленности обсуждают план действий по сохранению отрасли


Теоретики и практики угольной промышленности сегодня как никогда активно обсуждают план действий по сохранению отрасли. Подавляющее большинство специалистов уверены: в том виде, в каком реализуется угледобыча, долговременный эффективный процесс невозможен. Посему что-то явно следует менять. Что и как?

 Академик Юрий Николаевич Малышев — экс-глава «Росугля» — один из первых ввел понятие «вторая волна угольной реструктуризации». По его словам, «второй этап реформ, замороженных в 1997 году, требует государственного участия в финансировании строительства современных, оснащенных новой техникой угледобывающих предприятий, производственного оборудования для горняков…». Заметим — это было предложено сделать в 1997-м, но не получилось.

К тому времени — по завершении первого этапа реструктуризации — государство самоустранилось от участия в делах отрасли. Шахты, разрезы, объединенные компании перешли на самофинансирование. И как предупреждал Юрий Николаевич: «Успех самофинансирования будет зависеть от политики формирования цен…».

Сегодня слишком много факторов (на первом месте цены, разу­меется) говорит в пользу того, что менять надо многое. Но как? Георгий Краснянский, председатель совета директоров ЗАО «Шахта Беловская», разрез «Караканский-Западный» предлагает следующее(1):

— Регионализация угля на базе его глубокой переработки в месте добычи становится актуальной практической задачей, позволяющей избежать ожидаемых трудностей.

Второй этап реструктуризации угольной отрасли необходимо проводить сразу по нескольким направлениям. В отношении новых предприятий требуется кардинальный пересмотр выдачи лицензий на добычу — все новые предприятия должны разрабатывать только перспективные с точки зрения экспортных поставок и эффективности ведения горных работ месторождения.

В отношении существующих предприятий требуется проведение их всесторонней оценки и государственного стимулирования необходимых изменений по каждой группе этих предприятий:

  • экономически неэффективные и небезопасные предприятия необходимо закрывать в плановом порядке с соблюдением всех прав работников на основе государственно-частного партнерства;
  • экономически эффективные предприятия Дальнего Востока продолжат прямой экспорт продукции в страны АТР;
  • эффективные предприятия, удаленные от восточных портов (касается прежде всего Кузбасса), должны быть оценены с точки зрения пригодности их угля для углехимии.

Предприятия, уголь которых имеет наилучшие свойства для углехимии, должны быть поддержаны в части развития мощностей по глубокой переработке угля, прочие необходимо ориентировать на экспорт угля в атлантическом направлении, а также на обеспечение внутренних потребностей, которое тоже должно стимулироваться, например, в отношении развития малой энергетики.

— Проведение второго этапа реструктуризации угольной отрасли позволит создать условия для обеспечения конкурентоспособности угольных компаний на изменяющемся мировом рынке угля, составить конкуренцию природному газу внутри страны, вывести переработку угля на новый уровень (углехимия), — считает Георгий Леонидович, предлагая практическую схему действий.

А Юрий и Людмила Плакиткины (1), с точки зрения «УК», ведущие эксперты РФ по развитию угольной отрасли, выстраивают сценарий с государственно-политических позиций:

— В этих трудных условиях бизнес должен сконцентрироваться вокруг государства для защиты «здорового ядра» отрасли.

Известно, что в экономических категориях процесс производства состоит из соединения двух факторов: живого и овеществленного труда. В середине 1990-х и начале 2000-х годов на этапе реструктуризации угольной отрасли государством была решена задача повышения эффективности живого труда. Производительность труда была повышена более чем в два раза. Теперь же, в условиях нарастающих угроз, фактически необходим второй этап реструктуризации, предусматривающий повышение эффективности овеществленного труда. Необходимо повысить эффективность основных фондов отрасли.

В сложившейся ситуации без программного взаимодействия компаний, особенно системообразующих, с государством модернизацию будет провести достаточно сложно.

Что для этого следовало бы сделать в рамках законодательного обеспечения?

Первое — дополнить «закон об угле» положениями, связанными с необходимостью проведения второго этапа реструктуризации отрасли, предусматривающего модернизацию производственного аппарата компаний.

Второе — подготовить и принять программу второго этапа реструктуризации (далее программу). При этом, в отличие от первого этапа, когда государству приходилось брать на себя всю организационную и финансовую нагрузку по реструктуризации, сейчас такой необходимости нет. В настоящее время в угольной отрасли имеются рыночные контрагенты — угольные компании, которые имеют и организационный, и экономический потенциалы. Их необходимо сконцент­рировать для выполнения действий, заложенных в программе.

Третье — необходимо в рамках «закона об угле» и «закона о государственном прогнозировании» принять нормы о возможности угольных компаний (на добровольной основе) и в период проведения реструктуризации заключать агентские договоры с правительством РФ для реализации целей, заложенных в программе.

В этих договорах могла бы быть зафиксирована обоюдная ответственность государства и бизнеса за проведение работ по реструктуризации производственных основных фондов компаний. Каждая системообразующая компания должна в этом случае иметь свой план реструктуризации. При этом план должен иметь индикативный характер. Сумма планов компаний должна отражать намерения государства, провозглашаемые в программе реструктуризации отрасли. На основе индикативных планов и для достижения их целевых установок должны разрабатываться пункты ответственности государства и компаний, закрепляемые в договорах.

Например, ответственностью компаний могло бы быть достижение согласованных с государством объемных и ценовых установок индикативного плана, включая, например, обязательство по недопущению массового высвобождения персонала. Со стороны государства в качестве обязательств могли бы выступать подготовка и принятие соответствующих правовых актов: постановлений и решений правительства Российской Федерации, приказов Мин­энерго России и других министерств и ведомств. Кроме того, со стороны государства в договоре могут быть прописаны, например, действия представителей государства по защите интересов компаний в работе различных межправительственных комиссий.

В рамках договора с правительством РФ могли бы вырабатываться решения не только по поддержке угольного бизнеса, но и, возможно, по его диверсификации и переходу в более актуальные секторы экономики без потери рабочих мест. Такими проектами диверсификации, например, могли бы стать безуглеродные зоны, формируемые за счет перехода отрасли к развитию углехимии.

Было ли это в истории угольной промышленности России? Да, было.

В свое время компания «Росуголь» была единственным агентом государства по выполнению всех работ по реструктуризации отрасли. Теперь таких агентов может быть много, но все они должны в соответствии со своим экономическим потенциалом выполнять программные действия, заложенные в программе реструктуризации.

На самом деле такой характер взаимодействия государства и бизнеса отражает, по сути, государственно-частное партнерство. Инструментами этого взаимодействия являются: индикативный план реструктуризации и договор по его реализации. Большим подспорьем в деле модернизации производственных фондов отрасли могло бы стать принятие нормативных и законодательных актов, запрещающих эксплуатацию устаревшей техники и технологий. Это было бы для компаний действенной мерой, побуждающей их проводить реструктуризацию производственного аппарата.

Проекты, предлагаемые учеными и практиками, собственно говоря, никоим образом не противоречат планам, выстраиваемым государством в лице Минэнерго. Есть предложения по вариантам поведения, есть возможности аккумулировать лучшее. Дело за самым актуальным — нажать на кнопку реструктуризации.

Леонид Алексеев

 


 

(1) Во время Международного конгресса по обогащению угля в Санкт-Петербурге 29.06.2016.

(2) Плакиткина Людмила Семеновна, к.т.н., заведующая лабораторией научных основ развития и регулирования угольной промышленности ИНЭИ РАН, Плакиткин Юрий Анатольевич, профессор, д.э.н., академик РАЕН, действительный государственный советник Российской Федерации III класса, заместитель директора по научной работе ИНЭИ РАН.


СГИ Тимофеева