С Днем шахтера!


У нас есть свое «золото»

X Международные соревнования горноспасателей


В Канаде в городе Садбери в начале осени прошли X Международные соревнования горноспасателей International Mines Rescue Competition (IMRC)

В них принимала участие команда МЧС России. В сборную вошли специалисты Национального горноспасательного центра МЧС России. Это самые опытные профессионалы, которые принимали участие в крупных операциях по спасению горняков из-под земли.

В результате тщательного отбора в состав команды прошли девять человек — Константин Нагих, заместитель командира горноспасательного отряда, Александр Шитиков, командир взвода, Юрий Мордвинов, заместитель командира взвода, Вадим Егоров, командир отделения, Сергей Порываев, Андрей Клюг, Денис Тылипцев, Максим Борников — респираторщики и Николай Адамович, руководитель медицинской службы. Все они неоднократно награждались медалями и грамотами МЧС России.

28 команд, представляющих тринадцать стран мира, соревновались в различных дисциплинах: спасательных работах под землей, тушении пожара, оказании первой помощи и во многих других.

И вот итоги. Первое место заняла одна из шести канадских команд в общем зачете. Российская — на четвертом. Но у российской команды есть свое «золото»! Его принес прокопчанин Максим Борников. Он стал абсолютным победителем на этапе «Выступление механиков» и чемпионом мира в номинации «Механик горноспасательного оборудования».

Максим Борников с 2014 года работает в системе военизированных горноспасательных частей. Он — респираторщик второго класса Национального аэромобильного спасательного учебно-тренировочного центра подготовки горноспасателей и шахтеров. За плечами горноспасателя одиннадцать лет подземного стажа на шахтах Прокопьевска.

О том, кто и как становится чемпионом, мы побеседовали с победителем этой горноспасательной олимпиады.

— Родился я в Прокопьевске, здесь и прожил все свои пока еще 35 лет, — рассказывает о себе Максим Борников. — Закончил школу, потом новокузнецкий СибГИУ по специальности «подземная разработка пластовых месторождений». Устроился работать горным мастером на шахту имени Ворошилова, потом перешел на шахту имени Дзержинского. За годы работы неоднократно занимался планами ликвидации аварий совместно с ВГСЧ. Посмотрел на ребят из прокопьевского отряда горноспасателей, увидел, как они тренируются, учатся, как живут. Тренировки на тепловую выносливость, оттачивание тактики, изучение медицины… Все это мне очень понравилось. Особенно поразила их сплоченность. Они как настоящая большая дружная семья. Уже тогда я мечтал попасть в их ряды. А тут начались сокращения на шахте и в отряде ВГСЧ тоже. Но открылся Новокузнецкий горноспасательный центр, аэромобильный отряд быстрого реагирования. Мое состояние здоровья, опыт работы и рекомендации от ребят из прокопьевского отряда, с кем я уже совместно работал, открыли мне путь в горноспасатели в 2014 году.

— Как прошли эти два года и почему именно вы, Максим, попали в команду, которая отстаивала честь России?

— В постоянных тренировках и учебе. Как я и мечтал. Конечно же, наши навыки мы применяли и на практике, когда происходило ЧП. Участвовал в устранении последствий обрушения пятиэтажки в Междуреченске, в Воркуту летал на шахту «Северная»… Крещение огнем, так сказать, прошел.

— Как проходили соревнования?

— Работать пришлось на немецком оборудовании. Нам дали с ним ознакомиться в первый день, потренироваться. Так что в этот день у нас и часа не было свободного. Впрочем, мы еще в Кузбассе его изучали, готовились.

Соревнования проходили в настоящих шахтах, правда, рудных, что все же безопаснее, чем в угольных. Причем в шахтах, разбросанных по всей стране.

— Несмотря на вашу подготовку, сюрпризы в соревнованиях были?

— Достаточно, сразу всех и не вспомнить. Расскажу конкретно о «своем» сюрпризе. По заданию я должен был за полчаса найти восемь неисправностей в Dräger BG-4, немецком аппарате для дыхания. И я никак не ожидал, что устроят такую «неисправность» — просверлят отверстие в регенеративном патроне так, что при внешнем осмотре этого не заметишь. Разбирать аппарат нельзя по условиям конкурса. Но он полностью напичкан электроникой. Поэтому все неисправности можно обнаружить с помощью тестировщика Test it 6100. Оборудование это мне тоже знакомое. Оно есть на вооружении у прокопьевских горноспасателей. На нем я и тренировался при подготовке к соревнованиям. Как оказалось, продуктивно. Все восемь неисправностей я обнаружил за двадцать три минуты. Второе место в моей номинации у китайца, третье — у американца.

— Кстати, у кого техническое оснащение лучше?

— Не так просто сказать. У нас в последние годы в отрядах появилось много нового оборудования. Уровень технической оснащенности у российских горноспасателей довольно высок. Но отличия значительные, насколько я могу судить. Что касается аппаратов для дыхания, то точно могу сказать: наши отечественные Р-30 надежнее. В том же самом немецком аппарате BG-4 любой выход из строя электроники требует от горноспасателя прекратить работу. Неисправность невозможно устранить в забое собственными силами. А в Р-30 я прямо на месте практически любую проблему могу решить и продолжить выполнять задание. Это можно сравнить, как в бою более надежны ППШ или «калашник» по сравнению с любым «навороченным» стрелковым оружием. Кроме того, наш дыхательный аппарат не только надежнее немецкого, но и примерно в два раза легче.

— Чем наша российская команда отличалась от иностранных?

— Отличия заметны в соревнованиях по «тактике». Как-то они медленно все делают. Мы быстро, нестандартно, творчески даже, больше импровизаций. А у иностранцев почему-то все долго происходит, по инструкции жесткой, что ли? Приведу пример из соревнований. По заданию есть шахтовая бурустановка. Сымитировали, что один пострадавший висит на тросе, второго затянуло в бур. Иностранцы там подносят носилки, опускают трос. Мы быстрее подбегаем, подхватываем «пострадавшего»: держу, приподнимаю, режь, кусай трос, взяли! И так далее. Все молниеносно, решения, действия. И все без ошибок, все в итоге правильно. Нашу команду даже прозвали «Русской ракетой». По времени мы всегда побеждали.

Кстати, скорость у нас буквально прописана по всем нормативам. Ведь при поступлении сигнала об аварии мы должны выехать из расположения отряда днем за шестьдесят секунд, а ночью за девяносто. А у некоторых иностранцев этот интервал времени и до часа растягивается по их нормативам.

— Как приняли вас в Канаде, какая была атмосфера общения?

— Последние политические события не внушали оптимизма. Санкции, скандалы на Олимпиаде… Мы думали нас также, как и российских спорт­сменов будут встречать недобро, освистывать и так далее… Но ничего подобного! Братство спасателей на самом деле всемирное! Это многого стоило — ощутить такое. Мы отлично общались с поляками, с коллегами из Западной Украины. С украинцами немного говорили и о политике, и мнение одно — скорее бы прекратились все эти распри и снова бы жить нам всем дружно. Отличные у меня воспоминания от общения со всеми участниками соревнований. Я буду долго вспоминать эту дружескую атмосферу. Нас даже ночью провожала канадская команда в аэропорт. Вот так там было все гостеприимно и по-доброму.

Очень гостеприимная страна и вежливые люди. Мы побывали на Ниагарском водопаде. Это настоящее чудо света. Хотя люблю бывать в Хакасии на горных реках и скажу, что у нас лучше. Пища в Канаде тоже вкусная, но нет супов, к которым мы привыкли. Сплошной фастфуд. Поэтому возвращаясь, я позвонил жене и сказал, чтобы готовила к приезду борщ, так я по всему родному соскучился.

Но на следующем подобном мероприятии российским горноспасателям скучать по домашней пище не придется. XI Международные соревнования горноспасателей International Mines Rescue Competition состоятся в 2018 году в Новокузнецке.

Игорь Семенов


СГИ Тимофеева