С Днем шахтера!


Сегодняшние факты – вчерашние прогнозы

Текущий год, судя по словам аналитиков, самый трудный. Но терпимый


Угольные предприятия Кемеровской области в I квартале увеличили добычу угля до 57 миллионов тонн, что на 6% превышает показатели аналогичного периода предыдущего года.

Доля энергетических марок в общем объеме составила 41,2 миллиона тонн (прирост на 6,2%), коксующихся — 15,8 миллиона тонн (плюс 5,3%).

С приростом по отношению к трем месяцам 2016-го сработали ООО «Разрез Кийзасский» (плюс 0,8 млн тонн), ООО «Распадская угольная компания» и ЗАО «Стройсервис» (прирост по 0,6 млн тонн у каждого), ОАО «СУЭК-Кузбасс» и ОАО «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» (прирост по 0,3 млн тонн у каждого). Кроме того, с начала 2017 года разрезы «Кайчакский» и «Итатский» добыли 66 500 тонн бурого угля (прирост на 13%), из них 16 500 тонн — в марте.

За месяц на экспорт отгружены рекордные в истории кузбасской угледобычи 11,9 миллиона тонн (66,1% в общем объеме отгрузки). По 2,9 миллиона поставлены металлургам, коксохимикам и энергетикам. Остальное — предприятиям ЖКХ и населению области. Доля перерабатываемого угля в объеме добычи составила в регионе 73%.

Такое вот начало года.

Прогнозы на оставшиеся месяцы 2017-го противоречивы.

— В 2017 году экспорт угля из России может вырасти на 10 миллионов тонн, или на 6% по сравнению с 2016 годом, и составить 175 миллионов тонн, — так сказал 10 февраля 2017 года Валерий Гришин, начальник сводного информационно-аналитического отдела департамента угольной и торфяной промышленности Минэнерго РФ.

Среди факторов, которые будут оказывать влияние на цены в текущем году, аналитики называют:

  • продолжение восстановления спроса (уголь остается одним из основных видов мирового энергетического сырья) — как позитивный;
  • возможность возвращения на рынок производителей с высокой себестоимостью добычи угля из-за роста рыночных цен — как негативный.

2017-й: что думают добытчики

Согласно результатам анализа деловой активности на российских промышленных предприятиях в январе 2017 года (провели эксперты Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ), в планах руководителей организаций по добыче полезных ископаемых на ближайшие 3–4 месяца прослеживалась тенденция к дальнейшему замедлению темпов роста цен как на свою продукцию, так и на потребляемые сырье и материалы.

Также в январе наблюдалось понижение предпринимательских настроений относительно развития спросовой ситуации.

Доля руководителей предприятий по добыче полезных ископаемых, сообщивших о росте объемов производства, составила 16%, и 13% респондентов отметили его снижение. При этом 71% респондентов констатировали, что на их предприятиях объемы отгруженной продукции сохранились на уровне декабря прошлого года.

Ожидания респондентов относительно динамики двух основных показателей, преимущественно влияющих на состояние делового климата в отрасли, спрос и выпуска, на ближайшие 3–4 месяца выглядят достаточно оптимистично. Так, 29% предполагают, что к концу весны текущего года на их предприятиях возрастет объем производства.

Это одни из лучших прогнозных оценок за последние три года.

Вместе с тем 4% участников опроса сообщали о возможном сокращении объемов производства за этот период, 67% считают, что принципиальных изменений по сравнению с январским уровнем производства в ближайшей перспективе не произойдет.

В январе наблюдался некоторый рост запасов готовой продукции на складах. При этом около 90% респондентов считают уровень запасов на своих предприятиях нормальным для сложившейся экономической ситуации.

В целом по добывающим производствам средний уровень загрузки производственных мощностей по сравнению с декабрем уменьшился на 4%, составив 65%. Данный уровень загрузки производственных мощностей будет достаточным для удовлетворения ожидаемого в ближайшие полгода спроса на продукцию.

В результате определенных изменений, влиявших на деловую конъюнктуру в течение января 2017 года, стабилизировалась экономическая ситуация. Несмотря на благоприятный фон, сформировавшийся по итоговым результатам обследования, негативное распространение факторов, препятствующих развитию добывающих производств, не ослабло.

Набольшее отрицательное влияние на бизнес, по мнению руководителей промышленных предприятий, оказывает неопределенность экономической ситуации (в январе 2017 года об этом сообщили 36% респондентов против 43% годом ранее).

В то же время 35% предпринимателей против 33% (2016 год) сообщили о проблеме недостаточного внутреннего спроса на продукцию своих предприятий.

Недовольны высоким уровнем налогообложения 33% респондентов.

На недостаток финансовых средств указали 28% руководителей организаций.

2017-2019-й: что думают эксперты

Согласно прогнозу социально-экономического развития РФ на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов Министерства экономического развития РФ добыча угля к 2019 году по базовому варианту составит 395 миллионов тонн.

Росту добычи угля будет способствовать увеличение темпов модернизации производства.

Объем экспорта угля к 2019 году увеличится до 170 миллионов тонн (рост 9% к 2015 году), благодаря проводимой в стране политике по развитию морской портовой инфраструктуры России. При этом угольные компании вложили значительные средства в создание собственных портовых терминалов по перевалке угля, оптимизирована логистика экспортных поставок угля, налажено взаимовыгодное сотрудничество с зарубежными партнерами.

Импорт угля к 2019 году снизится до 21 миллиона тонн (-12,7% к уровню 2015 года).

В 2017-2019 годах среднегодовые темпы прироста объемов инвестиций в угольную отрасль составят 6 процентов.

В варианте «базовый+» добыча угля к 2019 году возрастет до 397 миллионов тонн (рост 6,7% к 2015 году), объемы экспорта составят 166 миллионов тонн (рост 6,4% к 2015 году), внутреннее потребление прогнозируется в объеме 203 миллионов тонн (рост 3,3% к 2015 году).

В 2017-2019 годах среднегодовые темпы прироста физического объема инвестиций составят 6,5 процента.

Развитию рынков сбыта угольного топлива будет способствовать переход на долгосрочные контракты поставок угля для предприятий элект­роэнергетики, жилищно-коммунального хозяйства и металлургии, формирование биржевой торговли углем, расширение области использования угольной продукции (цементная и химическая промышленность, глубокая переработка).

Что думают политики

 Дмитрий Исламов, заместитель председателя Комитета Государственной думы Российской Федерации по энергетике, в последнем интервью выразил уверенность, что уголь — базовый элемент энергетического баланса России, без него не обойтись не только нам, но и многим быстрорастущим экономикам мира.

— Можно много спорить и теоретизировать о закате эры угля. Но есть реальность — рынок, который все расставляет по местам. Уголь играет огромную роль в развитии множества стран. В частности, экономическое чудо Китая последних 20 лет базировалось на том, что у промышленности был доступ к надежной и дешевой угольной энергетике. Быстрый рост других азиатских экономик — Японии, Южной Кореи, Тайваня, Индонезии и других стран — тоже был бы невозможен без этого энергоносителя.

Взгляните на факты: в 2016 году Россия увеличила добычу угля на 3,2%, поставки на зарубежные рынки возросли на 9%. О чем это говорит? О том, что потребность в угле постоянно растет, о том, что эта продукция востребована.

Обвинять уголь во всех мировых бедах и в том числе в потеплении климата как минимум безграмотно. И наивно полагать, что, создав «безугольную зону», мы снимем все вопросы к нам. У наших критиков есть четкий расчет — их конечная цель заключается в создании условий для снижения потребления энергоносителей, за чем последует снижение цены на важнейшие экспортные продукты РФ — нефть, газ, уголь, металлы.

Для стран, которые не располагают запасами угля, нефти и газа, это способ снизить затраты на импорт. Но ведь еще остается вопрос снижения темпов развития конкурентов. Я уже говорил, что уголь — самый доступный и распространенный источник энергии и главный локомотив развития многих мировых экономик. Потому что это самый недорогой и технологически распространенный способ получения электроэнергии. Уголь — это хлеб промышленности. Чем дешевле электроэнергия, тем быстрее развивается экономика, тем быстрее растут ее показатели.

Никто не против развития солнечной или ветровой генерации. Я говорю о другом. Давайте включим голову и не будем делать себе плохо. Не нужно необдуманных и невзвешенных решений, которые ухудшат ситуацию в экономике и социальной сфере, но это вовсе не означает, что места для ВИЭ нет.

Даже в Кузбассе, главном угольном регионе страны, мы используем ВИЭ. У нас более ста удаленных поселков, где живут шорцы — коренной малочисленный народ. До сей поры они занимаются рыболовством, сбором меда и народными промыслами. В шорский поселок Эльбеза раньше топливо заво­зили на вертолетах, по сути, энергоснабжение получалось золотым. В 2015 году установили там солнечную батарею, и в домах даже появились холодильники, которые раньше не могли использоваться из-за недостатка электроэнергии. Сейчас есть планы по установке батарей и в других поселках. Кроме того, в Кузбассе уже сейчас используются ветрогенераторы для снабжения энергией уличного освещения.

Подготовил Леонид Алексеев
Дополнительные источники: aif.ru, issek.hse.ru, economy.gov.ru

Основными ограничениями развития отрасли являются:

  • высокие логистические издержки (доля транспортных затрат в конечной цене угля у потребителя по отдельным направлениям достигает более 50%);
  • низкая пропускная способность железнодорожной сети (в особенности пограничные переходы) и портов;
  • устойчивая тенденция стагнации внутреннего спроса на энергетический уголь в условиях конкуренции с газом, поставляемым на внутренний рынок по регулируемым ценам (при более чем двукратном повышении цен на газ возможно возобновление интереса инвесторов к угольной промышленности);
  • отсутствие экономических стимулов на рынке к повышению качества и глубины переработки угля, в том числе к развитию углехимии;
  • высокая капиталоемкость и длительность разработки новых месторождений.

 


СГИ Тимофеева