В центре внимания

Доклад Сергея Шатирова на расширенной коллегии Ростехнадзора


На расширенной коллегии Ростехнадзора Сергей Шатиров, заместитель Председателя Комитета Совета Федерации Федерального Собрания РФ по экономической политике, главный редактор журнала «Уголь Кузбасса» выступил с докладом

В эксклюзивном интервью «УК» Сергей Владимирович ответил на вопросы об основных итогах развития ТЭК России и более подробно — о задачах, стоящих перед угольной отраслью в сфере безопасности.

— Тема коллегии апреля-2017 звучала так: «Об итогах работы Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору в 2016 году и задачах на 2017 год». Естественно, первый вопрос — каковы эти итоги?

— Начну с того, что прирост промышленного производства в 2016 году составил 1,3%, импорт снизился на 10-15%. Из этого видно, что после спада в 2015 году промышленность перешла к восстановительному росту.

Причем уверенный рост показывают все отрасли топливно-энергетического комплекса России. Мы продолжаем удерживать лидирующие позиции. Так, в текущем году Россия на мировом рынке занимает первое место по добыче и экспорту газа, второе — по экспорту нефти и третье — по объему экспорта угля.

В угольной отрасли мы достигли показателей, которые в энергетической стратегии России были запланированы лишь на 2022 год.

Почему останавливаюсь на этих данных? Достигнуть их можно только в случае стабильной, а главное, безаварийной работы предприятий. Обеспечивает это высокопрофессиональный коллектив Ростехнадзора под руководством Алексея Владимировича Алешина, так как без четкой организации, а самое главное, без внедрения новых прогрессивных методов контроля, достигнуть позитивных результатов не удалось бы.

На примере Кузбасса мы видим положительные итоги от совместной деятельности Ростехнадзора и наших промышленных предприятий.

Ростехнадзор активно внедряет новые формы организации надзорной деятельности (дистанционный контроль, динамические модели риско­риентированного надзора). Мы же, законодатели, обязаны переводить эти изменения в «законодательную плоскость».

Хочу особо остановиться на промышленной безопасности угольной отрасли, так как она занимает особое место в работе Ростехнадзора и находится на особом контроле и в правительстве, и в Совете Федерации. И прежде всего подчеркну, что губернатор Кузбасса Аман Гумирович Тулеев, главный защитник и стратег развития угольной отрасли в масштабах всей России, отдает этому вопросу приоритетное место и в региональной политике, и в общенациональной энергетической стратегии.

— Ситуация в отрасли очень непростая. С чем это связано?

— Несмотря на стабильный рост объемов производства, это наиболее социально напряженная и остро реагирующая на внешние факторы отрасль ТЭКа.

Вот ее характеристика на текущий момент. Добыча угля за последние 5 лет возросла почти на 50 миллионов тонн. Выросла производительность труда при резком сокращении численности трудящихся. В два раза увеличились налоговые отчисления угольных компаний в бюджеты всех уровней. В 2016 году вырос экспорт российского угля при одновременном снижении импорта, в том числе из Казахстана. Восстановился рост инвестиций, в два раза сократилось число убыточных предприятий.

Но при всем при этом главным дестабилизирующим фактором остаются крупные аварии.

— С каждым годом, однако, все больше факторов способствует предотвращению аварий. Вы не могли бы озвучить перечень важнейших решений, принятых с участием законодателей и направленных на безопасность отрасли?

— За последние годы принят целый ряд важнейших решений по предотвращению аварий. Так, в 2010 году внесены поправки в закон об угле в части дегазации.

Приняты поправки в Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающие санкции за невыполнение требования об обязательной дегазации при добыче угля.

В закон «О недрах» внесено дополнение, в соответствии с которым уже в лицензии на недропользование должны быть прописаны условия снижения содержания взрывоопасных газов в шахтах.

Ужесточено наказание для всех без исключения членов трудовых коллективов шахт (от руководителя до рядового сотрудника) за нарушение требований безопасности.

Утверждены новые правила промышленной безопасности.

Таким образом, за период с 2010 года принято более 65 документов, направленных на совершенствование федеральных норм и правил в области промышленной безопасности.

Но во всех резонансных происшествиях главным сегодня остается человеческий фактор. В ряде случаев это — молчаливое соглашательство между ИТР и исполнителями работ.

В прошлом году мы совместно с Минэнерго России, Ростехнадзором и другими ведомствами, с депутатами Государственной думы и областными законодателями доработали и довели до принятия Федеральный закон №402-ФЗ, которым:

принято решение о создании на федеральном уровне типового положения о единой системе управления промышленной безопасностью и охраной труда в угольной отрасли;

введен общественный контроль в области промышленной безопасности.

Сделана большая совместная работа по экспертизе опасных производственных объектов — по внедрению новой системы аттестации экспертов. Эта тема встретила серьезное сопротивление и вызвала бурное обсуждение. 4 февраля прошлого года наш комитет провел парламентские слушания на эту тему. Практически все рекомендации, которые мы выработали, реализованы Ростехнадзором.

Как результат — аттестовано почти 3 000 человек, система работает в плановом режиме.

— Можно ли говорить, что предпринятые шаги дали ощутимые результаты?

— За время реструктуризации угольной отрасли количество травм со смертельным исходом на 1 миллион тонн добычи угля снижено в 14 раз. Сегодня уровень смертельного травматизма сопоставим с лучшими мировыми показателями. При этом удельные затраты на охрану труда в угольной отрасли самые высокие.

— Однако — отрасль, как вы уже говорили, «напряженная» и успокаиваться вряд ли возможно?

— Как показала последняя крупная авария на шахте «Северная» в Воркуте, основные причины нарушения безопасности до конца не ликвидированы.

Не случайно по итогам проведенного 4 апреля 2016 года в Кузбассе совещания с участием Дмитрия Анатольевича Медведева была создана комиссия по определению шахт, осуществляющих добычу угля в особо опасных горно-геологических условиях. Комиссией выявлено, что в отрасли третья часть шахт имеют высокую и чрезвычайно высокую степень опасности аварий (20 шахт).

Речь не идет о массовом закрытии особо опасных шахт. Во-первых, затраты на ликвидацию 20 шахт более чем в два раза превышают затраты на мероприятия по их безопасной эксплуатации. Во-вторых, угольная продукция этих шахт дефицитна и востребована. И, наконец, ликвидация шахт негативно воспринимается в моногородах и трудовых коллективах.

— На безопасность отрасли направлены (и будут направляться) колоссальные средства государства. Вы не могли бы их озвучить?

— Затраты на реализацию этой программы на период до 2020 года оцениваются в 44 миллиарда рублей. Основой, обеспечивающей стабильную работу в промышленных секторах российской экономики, является Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Кстати, в этом году исполняется 20 лет со дня его принятия.

Результат — почти в три раза снизилось количество погибших на опасных производственных объектах. В два раза уменьшилось количество аварий.

— Какие темы тревожат вас сегодня?

— В рамках расширенного заседания коллегии мною были подняты следующие вопросы, на которых я хочу остановиться особо.

Во-первых, квалификация инспекторского состава, особенно горнотехнических инспекторов, должна соответствовать квалификации технического надзора. Риски практически те же, и ответственность они разделяют. Однако право на досрочный выход на пенсию и на получение льготной пенсии на них не распространяется. И заработная плата у них более чем в два раза ниже, чем у сотрудников шахт.

Необходимо поддерживать квалифицированный кадровый состав, что требует принятия соответствующих решений на правительственном уровне.

Второй вопрос касается исполнения надзорными органами контрольных функций в области использования и охраны недр, которые предусмотрены законом «О недрах».

Сегодня эти функции размыты между Ростехнадзором, Роснедрами и Росприроднадзором. На наш взгляд, все вопросы, связанные с разработкой полезных ископаемых на горных предприятиях, должны быть переданы в ведение Ростехнадзора.

Примером служит разделение шахт по степени их опасности. Сверхопасные участки пластов, разработка которых несет неоправданные риски или неподъемные убытки, следует списывать в упрощенном порядке. Но это не значит «что хочу, то и отрабатываю». Порядок должен устанавливаться правительством и контролироваться Ростехнадзором.

И последнее.

Принятие законодательных и нормативных решений в области промышленной безопасности должно сопровождаться научной проработкой и их всесторонней оценкой. В прошлом в совместное ведение госнадзора в промышленности входил ряд базовых научных организаций. Сегодня — ни одной.

Единственный государственный институт — АО НЦ ВостНИИ, базирующийся у нас, в Кемерове, — находится в ведении Росимущества и едва не был продан в частные руки.

15 лет мы отстаивали его государственную принадлежность.

Кузбасс должен защищать государственный статус ВостНИИ как центра, где разрабатываются, а затем и внедряются в производство принципы и методы современной безаварийной работы угольных предприятий. От чего напрямую зависит сохранность производственных фондов, материально-технической базы — но главное, сама жизнь и здоровье людей, занятых в угольной промышленности, благополучие огромного круга наших земляков.

Достаточно напомнить, что 2 мая 2017 года в ВостНИИ успешно прошло заседание рабочей группы по разработке проекта новых федеральных норм и правил промышленной безопасности при разработке угольных месторождений открытым способом в современных условиях.


СГИ Тимофеева