Обзор СМИ


Технологии плюс инвестиции - Драйвер роста Ростерминалугля
12.07.2017


SeaNews - На терминал «Ростерминалуголь» в порту Усть-Луга просто так не попадешь. Для начала – инструктаж: держаться подальше от движущихся механизмов, быть предельно внимательным и передвигаться по территории только с экскурсоводом. Осознаем серьезность момента и получаем каску и оранжевый жилет. В гиды нам назначают начальника службы коммерческой и складской работы Игоря Дейчева. И, удивляясь буквально на каждом шагу, мы проходим по всей цепочке производственного процесса.

Только факты: в июне максимальная выгрузка на терминале составила 649 вагонов за смену, установлен суточный рекорд выгрузки – 1259 вагонов, среднесуточная выгрузка составила 1043 вагона. Уже давно канули в Лету стахановские рекорды, но цифры впечатляют. Как и почему? Ответы на эти вопросы ищем на площадке «Ростерминалугля».

Наблюдаем за работой вагоноопрокидывателя. По-настоящему космическая штука, если не вид, то по звуку – точно. «У нас есть два вагонопрокидывателя, – говорит И.Дейчев. – Вес каждой из этих машин порядка 500 тонн. Каждый из них в состоянии разгрузить два вагона одновременно общей массой до 200 тонн, я имею в виду вес брутто». Засекаем время – выгрузка двух вагонов занимает минуту. Теперь понятно, откуда рекорды. «Если быть точнее, то весь процесс займет не больше трех минут, – рассказывает наш гид. – Система переворота – гидравлическая. Внизу находятся бункеры, дно сооружения находится на отметке минус 17 метров. А дальше работает система конвейеров. Перед тем как уголь попадает в систему конвейеров – ведь попадаются большие куски угля, – проходит фрезерная машина и размельчает. Особенно это актуально зимой, когда уголь смерзшийся». Операция опрокидывания вагонов автоматическая, поэтому в зоне видимости – всего один рабочий.

А нас ведут в ангар с непонятным нам пока оборудованием. «Сейчас увидите уникальную операцию», – загадочно говорит наш экскурсовод. В ангар по одному пути заезжают два вагона, машина-автомат, которая по-умному называется трансбордер, захватывает вагоны и боком переставляет их на другие пути. Время операции исчисляется парой минут. И.Дейчев объясняет: «На российских железных дорогах вагоны возвращали через так называемые обратные горки. Они после выгрузки заезжали на горку, потом специалисты переводили стрелку и таким образом вагоны возвращались на другой путь. У нас не было места для строительства такой горки. И в итоге совместной с немецкой компанией ThyssenKrupp была разработана система возврата порожних вагонов – трансбордер». Хитроумно!

Отправляемся в зону погрузки судов, автобус медленно и плавно проезжает мимо Монбланов из угля. Периодически водяные пушки, словно фонтаны-шутихи, орошают водой угольные кучи. Что называется, без шума и пыли. В общей сложности 48 пушек по мановению главного на центральном пульте управления готовы стоять на страже экологии.

Высаживаемся из автобуса, через металлическую сетку виднеются два судна. «А за сеткой  проходит граница Российской Федерации», – поясняет И.Дейчев. Какая может быть съемка? Строгий пограничник остудил наш пыл сделать кадры погрузки судна не из-за решетки. «Снимать нельзя, можно смотреть и слушать!» Перекинув редакционный фотоаппарат через плечо, внимаем словам И.Дейчева. «У нас два причала. Они визуально разделяются, но у них разная глубина. Причал №1 – там глубина составляет 14 метров, причал №2 – 16 метров. В среднем, в сутки уходит одно судно. Сейчас на погрузке два судна, оба – 70-тысячники. Одно из них крупнейшего судовладельца, который заходит в наш порт, это хорватская компания. Она базируется в Дубровнике. Там достаточно много вывозится угля, особенно зимой. Одно судно пойдет в Марокко. Второе – в Голландию».

Уголь грузят на судно две судопогрузочных машины. «Можно грузить два судно одновременно двумя машинами, также и каждое судно двумя машинами при условии, что капитан судна согласится. Потому что некоторые капитаны не справляются с нашим темпом погрузки. Суда приходят с балластными водами на борту, и они не успевают откачивать», – объясняет И.Дейчев.

В «Ростерминалугле» автоматизация операций составляет 96%, поэтому людей на погрузке практически нет. «Оператор на судопогрузочной машине есть, он наблюдает, и есть так называемый сигнальщик на борту судна, – говорит И.Дейчев. – Здесь есть плюс в работе госорганов – в этой части внедрены схемы работы. Мы работаем в полном партнерстве с госорганами, они никоим образом не являются препятствием. Чтобы судно ушло загруженным обратно, нужно двое суток, это с оформлением документов и погрузкой 70 тыс. тонн».

Чисто, аккуратно, порядку позавидует любая воинская часть. Вопрос И.Дейчеву: а что другим портам мешает вот так, экологично, насколько это возможно при перевалке угля, работать? «Во-первых, у нас более современные технологии, в тех местах, где перегрузка ведется крановым методом, значительно сложнее обеспечить беспыльное перемещение, – отвечает И.Дейчев. – Уголь в основном пылит при перемещении: при выгрузке из вагонов, когда грузится на судно, перемещается по складам – вот там основное пыление происходит. У нас эти процессы практически полностью закрыты». И в этом убеждаемся лично – никаких черных лиц с  белозубыми улыбками, что рисуют нам стереотипы, связанные с углем.

https://www.rosugol.ru/news/articles.php?ELEMENT_ID=23722

Росинформуголь.

 


СГИ Тимофеева