Обзор СМИ


Тепло в домах и техническая независимость
02.11.2017


Несмотря на падение потребления угля российской энергетикой, угольная генерация сохраняет огромную значимость для экономики страны и благополучия населения. Уголь критически важен для теплоснабжения российских городов, в том числе миллионников, в некоторых моногородах угольная станция является единственным работодателем. А в текущих политических реалиях на первый план выходит еще одно неявное преимущество угольной энергетики — независимость от поставок зарубежного оборудования, поскольку в отличие от газовой отрасли российская промышленность имеет все необходимые компетенции для развития и модернизации угольных станций.

Париж и дешевый газ

Потребление угля мировой энергетикой падает, и Россия не исключение. Но если в мире снижение потребления, говорил в августе профильный заместитель министра энергетики Анатолий Яновский, происходит по экологическим и климатическим соображениям, продиктованным Парижским соглашением, у России другие особенности. Это "вытеснение угольного топлива дешевым газом, большие расстояния транспортировки и инфраструктурные ограничения".

В 2017 году добыча энергетических углей превысит 310 млн тонн, говорил господин Яновский в интервью "Интерфаксу", это на 3% выше, чем в 2016 году, а в 2018 году вырастет до 314-317 млн тонн. При этом экспортные поставки растут с сильным опережением: в первом полугодии они увеличились на 11%, превысив 80 млн тонн. "Я думаю, что основным драйвером роста на рынке энергетических углей продолжает оставаться экспорт,— говорил господин Яновский.— К сожалению, спрос на энергетические угли на внутреннем рынке будет сокращаться. Основная причина — межтопливная конкуренция с газом, цена на который регулируется государством".

Но, по мнению российских властей, уголь сохранит свое место в российской энергетике. Так, во многих регионах, в частности, в Сибири, себестоимость производства тепловой энергии на угольных ТЭС значительно ниже, чем на других теплоисточниках (газовые ТЭС, электрокотельные), что позволяет сдерживать цены на тепло для потребителей. О значимости угля для генерации высказался в начале октября Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Российской энергетической недели. Говоря о популяризации электромобилей, он отметил, что для того, чтобы подключиться к электрической сети и испытать батарею, аккумулятор, нужно выработать электроэнергию, а для этого нужен первичный источник. "Сегодня в мире таким первичным источником номер один является даже не нефть, а уголь,— говорил президент.— Конечно, надо двигаться к тому, чтобы возобновляемые источники энергии выходили на первое место в системе генерации, но это будет не раньше чем через 30 лет. И пока мы не знаем, как это будет, потому что технология использования того же угля, той же нефти тоже улучшается". Поэтому эксперты, добавил президент Путин, в основном говорят, что все-таки будет сохраняться сегодняшний энергобаланс.

Тепло и работа

Угольная генерация сохраняет принципиально важное место в экономике и социальной сфере России. Во-первых, от угольной генерации критически зависит благополучие жителей средних и крупных городов России. Так, следует из данных "Совета производителей энергии", доля угля в теплоснабжении Кызыла и Биробиджана — 100%, Абакана — 93,3%, Улан-Удэ — 91,1%, Читы — 75%, Кемерово — 73,2%, Архангельска и Барнаула — 73%. За счет угля обеспечивается теплоснабжение таких городов-миллионников, как Красноярск (более 80%) и Новосибирск (более 60%).

Во-вторых, угольная генерация является крупным косвенным работодателем угольной отрасли. Так, энергетика потребляет порядка 27 млн тонн кузбасского угля. Как сообщили "Ъ" в Минэнерго, за 2015 год на выработку энергии израсходовано 116,04 млн тонн угля, за 2016-й — на 5,6% меньше, или 109,6 млн тонн. Сводный прогнозный объем поставок угля в адрес угольных станций — 31,79 млн тонн в четвертом квартале, 31,88 млн тонн в первом квартале 2018 года.

И в-третьих, от угольной генерации зависит само существование множества моногородов. Яркий пример — Инта, где градообразующим предприятием является "Интауголь". 60% продукции потребляет Череповецкая ГРЭС ОГК-2, но собственник уже подал заявку на частичный вывод ее мощностей (630 МВт из 1,05 ГВт). "Интауголь" остановил добычу весной из-за сложного финансового положения. В сентябре Дмитрий Медведев распорядился выделить "Интауглю" до 1,3 млрд руб. финансовой помощи, если они поступят, предприятие может возобновить добычу и поддерживать деятельность в 2018-2019 годах. Сложное положение и у шахтеров Ростовской области, которым из-за вытеснения газом угольных ТЭС в европейской части РФ грозит потеря работы.

В условиях России, где экстремальные холода нередки, угольная генерация также играет ключевую роль в обеспечении энергетической безопасности. Как объяснял на круглом столе в июне глава комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный, в случае экстремально низких температур вводится режим ограничения потребления газа, и газовые электростанции вынуждены переходить на резервное топливо. "Для угольной станции подобные риски минимальны — топливо хранится на складах в объемах, достаточных для преодоления таких ситуаций, и его подвоз может быть организован вне зависимости от климатических условий",— пояснял он.

Почти без импорта

Немаловажным преимуществом угольной генерации является независимость от зарубежных поставщиков оборудования. В условиях санкций правительство, которое и до их введения стремилось к локализации ключевого энергооборудования, заметно увеличило эти усилия. В сфере газовой генерации России недостает компетенций в области строительства газовых турбин для крупноблочных ТЭС, что лишний раз подтвердил разразившийся этим летом скандал с перепродажей за неимением альтернатив газовых турбин производства Siemens в Крым.

А в угольной генерации таких проблем нет. Большая часть оборудования для угольных станций — отечественного производства, причем компетенции российских компаний позволяют производить и технически прогрессивное оборудование на мировом уровне, в частности энергетические котлы на сверх- и суперсверхкритические параметры пара (СКП, ССКП). Так, по данным "Технической инспекции ЕЭС", на 1 января 2016 года из 1902 эксплуатируемых энергетических котлов только 94 были зарубежного происхождения. 814 были производства ТКЗ "Красный котельщик", 248 — "ЗиО-Подольск", 560 — Барнаульского котельного завода и 186 — прочих российских производителей.

Действительно, практически все ключевое оборудование для угольной генерации производится в РФ, говорит председатель комитета по энергетическому машиностроению Союза машиностроителей России Алексей Дуб. Более того, по его словам, технология ССКП не пошла в России потому, что программой ДПМ было предусмотрено строительство преимущественно газовых энергоблоков и разработки были фактически свернуты. Перспективы развития отечественных угольных технологий есть, полагает он: в будущем продолжать работать на угольных станциях в тех же параметрах, что и сегодня, будет очень сложно, в течение пяти-семи лет отрасли необходима модернизация в соответствии с НДТ, в том числе экологическая. Стоимость замены старого оборудования на более современное, разумеется, будет стоить денег, но ее еще следует посчитать, поскольку порой в России "и бетон оказывается дороже основного оборудования".

Котлы сейчас производят "Красный котельщик", "ЗиО-Подольск", Подольский машиностроительный завод, турбины — "Силовые машины", Уральский турбинный завод, Калужский турбинный завод, пояснил "Ъ" господин Дуб. При этом рынок для российского оборудования существует не только внутри страны, идут экспортные поставки во Вьетнам, Индию, Индонезию, другие страны Юго-Восточной Азии, а также в Центральную и Южную Америку.

https://www.kommersant.ru/doc/3455872