Нам 10 лет


Наш ответ скептикам

Накануне нового, 2018 года, Евгений Хлебунов, заместитель губернатора Кемеровской области по топливно-энергетическому комплексу и экологии, провел «Прямую линию», в ходе которой рассказал об итогах работы угольной отрасли региона и ответил на вопросы журналистов, в том числе и «Угля Кузбасса»


Ставим рекорды

— Каким получился 2017 год для кузбасских угольщиков?

— Главное — он в очередной раз подтвердил, что Кемеровская область была, есть и будет угольным сердцем угледобычи России, и не только в ближайшее время, но и на дальнейшую перспективу. 2017-й можно назвать и показательным годом: он был непростым и в плане принятия производственных решений, и в плане решения экологических вопросов, и в плане дальнейшего видения развития отрасли, но при этом в регионе было ведь сделано очень много! К примеру, если взять основные показатели, то мы ожидаем, что в нынешнем году (2017-м. — Прим. авт.) добыча составит по Кузбассу порядка 240 миллионов тонн — такого никогда не было. Отмечу, что в прошлом году по России в целом было добыто 380 миллионов тонн черного золота, а в этом ожидается 410 миллионов тонн. И из прироста в 30 миллионов тонн 20 миллионов составит именно уголь Кузбасса.

Напомню, что в России утверждена долгосрочная программа развития угольной промышленности до 2030 года. И сама жизнь показала: несмотря на то, что в этом документе в числе приоритетных названы регионы востока, Красноярский край, Хакасия, именно Кузбасс остается флагманом угледобычи России. Ведь только у нашего региона есть уникальные кадры, прекрасная горняцкая школа и эксклюзивный марочный состав углей. Такого угля, как у нас, природа не заложила на других территориях.

Особо отмечу, что без коксовой составляющей, которая есть в Кузбассе, не могут обойтись не только металлурги из России, но и мировой металлургии сделать это практически невозможно.

В этом году в Кузбассе были открыты новые угольные предприятия — разрезы «Трудоармейский-Южный» и «Карачиякский», шахты «Увальная» и имени Тихова. Выделю «Увальную»: она построена с нуля и была введена в строй в канун Дня шахтера. Все эти предприятия — высокотехнологичные, с особым подходом к экологии — к примеру, они уже имеют современные очистные сооружения по последнему слову науки.

Но все-таки, подчеркну, главное составляющее отрасли — это люди, уникальные профессионалы, без которых не было бы у нас таких успехов. Именно им угольный Кузбасс обязан рекордами.

Так, бригадой Героя Кузбасса Евгения Косьмина (шахта имени Ялевского) в мае 2017 года был установлен рекорд России по месячной добыче из одного забоя (1 миллион 407 тысяч тонн угля), а уже в июне — мировой рекорд: 1 миллион 567 тысяч тонн! На этом предприятии работает очистной комбайн Eickhoff SL 900 нового поколения, единственный в России, но без труда и высокого профессионализма шахтеров таких результатов добиться невозможно.

Кстати, новые рекорды — это тоже в какой-то мере кузбасский ответ скептикам, считающим, что угольная отрасль не имеет будущего!

Приоритет — безопасности

— Как бы вы оценили работу кузбасских угольных предприятий по обеспечению безопасных условий труда?

— Напомню, что первой задачей, которую поставил губернатор Аман Тулеев перед угольщиками, было максимально решить вопросы безопасности. Шахтер должен приходить здоровым на смену и здоровым возвращаться домой! И для решения этих вопросов, в частности, нам пришлось перевернуть, скажем так, добычную пирамиду: закрыть нерентабельные шахты, сократить их количество и увеличить число предприятий с открытой добычей угля. Угольная промышленность Кузбасса успешно прошла реструктуризацию. Если раньше в отрасли трудились 160 тысяч человек, то сейчас — порядка 95 тысяч, а добывают они на порядок больше.

Итог проведенных мероприятий по обеспечению безопасности труда сегодня налицо. Помните, 20 лет назад один миллион тонн добытого угля обходился, согласно статистике, в одну человеческую жизнь. Сегодня, к сожалению — я подчеркиваю, что к сожалению — одна человеческая жизнь приходится на 19 миллионов тонн, то есть уровень смертности сократился в 19 раз.

Да, несчастные случаи еще происходят, но в регионе стараются сделать все возможное, чтобы их было как можно меньше.

Вот в декабре у нас случилось ЧП на шахте «Есаульская». К счастью, спасательная операция завершилась успешно, и она показала высокий профессионализм всех ее участников. Отмечу, что за шахтеров переживали не только их близкие и жители Кемеровской области, но и вся Россия, и наши зарубежные партнеры. Это дорогого стоит! И не будет преувеличением сказать, что вызволение людей из подземного плена стало лучшим подарком к Новому году всему Кузбассу.

Санкции делают крепче

— Политики ряда стран не спешат отменять санкции в отношении России. Это как-то сказывается на угольном рынке?

— Могу сказать, что в российском экспорте сейчас кузбасский уголь занимает 76%. Политика — политикой, а наш уголь в любом случае остается востребованным — и энергетический, и коксующихся марок. А наши плюсы от санкций… они нас тоже мотивируют! К примеру, мы стали больше внимания уделять обогащению угля, то есть поставлять на экспорт черное золото лучшего качества. И в итоге за последнее время экспортная составляющая у нас увеличилась — на 9-10%. При той же стабильности поставок. То есть мы продолжаем показывать себя надежными партнерами, что в бизнесе ценится в первую очередь.

Поменяли логистику

— В последнее время администрация Кемеровской области активно продвигает проект по переводу котельных севера региона с каменного на бурый уголь. В чем здесь интерес властей?

— Губернатор поставил вопрос: можем ли мы отапливать территории, на которых или по соседству имеются месторождения бурого угля, этим видом топлива? Действительно, его запасы на северо-востоке региона составляют 52 миллиарда тонн. Бурым углем исторически отапливался Тисульский район, а вот соседние районы предпочитали использовать каменный уголь марки Д, который возили из Белова. В результате этот уголь получался, можно сказать, золотым… Простая экономика: нужно было заплатить за перевозку по железной дороге, плюс складские расходы и так далее. В итоге доходило до двух с половиной тысяч рублей за тонну в воротах котельных.

Мы начали прорабатывать этот вопрос. Скептики были, конечно, тоже. Действительно, бурый уголь дает на 30-40% меньше теплоты сгорания, и его надо больше сжигать. Но есть и плюсы. Во-первых, тонна бурого угля сама по себе дешевле каменного. Во-вторых, не надо платить 500 рублей железной дороге за доставку. В-третьих, не нужны складские помещения, так как разрез сразу завозит уголь непосредственно на котельную. Кроме того, мы разгружаем железнодорожные пути, не занимаем вагоны. В итоге стоимость угля с Кайчакского разреза составляет менее 1 100 рублей за тонну.

Процесс перехода котельных на бурый уголь был непростым — требовалось не только изменить схему транспортной логистики, но и что-то изменить в головах. Но я благодарен главам северных территорий за понимание, за то, что поверили нам. Сегодня на бурый уголь переведено более 150 котельных уже в пяти районах. И могу отметить, что по итогам отопительного сезона 2016-2017 года общая экономия там составила более 30 миллионов рублей.

Ну а освободившиеся запасы каменного угля были перенаправлены другим потребителям.

Есть контакт!

— Одна из не самых лучших «традиций» работы кузбасских угольщиков — их периодические трения с железнодорожниками по поводу поставки вагонов. Как решалась эта проблема в 2017 году?

— Действительно, железная дорога подчас была определенным сдерживающим фактором для угольных предприятий, желавших и добывать больше, и грузить больше. Эту, равно и другие проблемы мы старались разрешать в динамике, с привлечением всех заинтересованных сторон. Напомню, к примеру, про масштабное совещание в администрации Кемеровской области, которое провел губернатор Аман Тулеев. На этом совещании перед железнодорожниками было поставлено порядка 20 вопросов. И все они в итоге были отработаны. К примеру, вопросы касались возможного увеличения скорости движения железнодорожных составов, уменьшения времени на разгрузку вагонов. В этой связи хочу поблагодарить заместителя начальника Западно-Сибирской магистрали по Кузбасскому территориальному управлению Сергея Макаренко за проявленное понимание интересов угольщиков. Главным достижением 2017 года для железнодорожного ведомства станет увеличение погрузки угля в Кузбасском регионе Западно-Сибирской магистрали более чем на 8% (на 15 миллионов тонн). Это абсолютный рекорд за всю историю.

В апреле 2017-го администрация Кемеровской области и ОАО «РЖД» подписали соглашение о взаимодействии и сотрудничестве на 2017-2020 годы. Соглашение предусматривает совместную работу по обеспечению устойчивой и безопасной деятельности железнодорожного транспорта, развитию пригородных перевозок и объектов транспортной инфраструктуры.

Нужен диалог с общественностью

— В 2017 году кузбасские угольщики удостоились ряда критических высказываний в интернете и на стихийных митингах, где речь шла о том, что они наносят серьезный ущерб окружающей среде. Парадокс в том, что 2017-й в России указом президента был объявлен Годом экологии, а Кемеровская область названа Министерством природных ресурсов и экологии РФ в числе лидеров активной экологической политики. В том числе — с учетом природоохранных мероприятий, проводимых как раз угольными предприятиями…

— Я скажу так: наша общая задача — никогда не забывать, что мы живем на этой земле. И, конечно, к охране окружающей среды нужно относиться с особым вниманием.

На самом деле, угольщики делают для региона многое, помимо уплаты налогов. Например, в 2017 году было празднование областного Дня шахтера в Междуреченске, которое, отмечу, совпало с 70-летием нашего профессионального праздника. И более чем на 400 миллионов рублей (помимо средств из федерального, областного и муниципального бюджетов) в различные социально значимые объекты города было вложено именно угольщиками. Подчеркиваю — по доброй воле и в знак уважения к нашему краю.

Или взять мероприятия в рамках Года экологии — их угольщики провели десятки, в том числе весьма значимых. К примеру, они поставили рекорд по открытию новых и модернизированных очистных сооружений — их запущено восемь единиц.

Вообще считаю, решение экологических проблем — это то, без чего угольной отрасли невозможно уверенно двигаться вперед. И надо активнее рассказывать населению о проведенных природоохранных мероприятиях. К сожалению, вынужден признать, что в этом плане и наш областной департамент угольной промышленности, и сами угольные компании пока недорабатывают: так, им сегодня необходимо активнее осваивать разные массовые информационные площадки, а особенно — интернет-пространство.

Пока отстаем мы и в части непосредственного диалога с населением. Хотя в последнее время ситуация здесь начала меняться к лучшему: в муниципальных образованиях состоялся ряд встреч местных жителей с представителями угольных компаний и властных структур. Могу отметить, что эти встречи прошли в конструктивном ключе. Важно, что все стороны получили возможность высказать свою позицию. Но не менее важно, чтобы люди прислушивались к аргументам.

Сегодня периодически звучат упреки в адрес открытой угледобычи, что она расширяется. Но я уже об этом говорил: это позволило сделать труд шахтеров более безопасным.

Я прекрасно понимаю жителей, которых по разным причинам не устраивает соседство с угольными предприятиями. Но ведь есть и другая сторона проблемы — это почти 100 тысяч человек, которые работают на шахтах, разрезах, обогатительных фабриках. Это их рабочие места, заработные платы, благополучие их семей. Кстати, на сегодня средняя зарплата в угольной отрасли Кузбасса — более 50 тысяч рублей — это, согласитесь, серьезная цифра, с которой стоит считаться! Так почему же критики не учитывают мнение работников отрасли?

Думаю, в данной ситуации самим угольщикам нужно быть более открытыми и стремиться к диалогу.

Александр ПОНОМАРЁВ