Нам 10 лет


Доступ к недрам ограничат?

Власти Кузбасса обозначили оптимальный предел добычи


В декабре 2017 года губернатор Кемеровской области Аман Тулеев сделал ряд резонансных заявлений, касающихся дальнейших перспектив развития в регионе базовой — угольной — отрасли.

Главное из них — желание снизить уровень добычи добываемого здесь угля, причем достаточно прилично — до 200 миллионов тонн. Губернатор объяснил свою позицию беспокойством за экологическую обстановку, складывающуюся в области, во время выступления в Новосибирске 15 декабря на совещании у Сергея Меняйло, полпреда президента в Сибирском федеральном округе.

В интересах окружающей среды

Также Аман Тулеев высказался против разработки угольщиками новых участков недр:

— Я прошу прекратить выдачу всех лицензий, пока ученые не закончат изучать регион. У нас буквально идет драка с Минприроды по поводу лицензий на новые угольные месторождения. 200 миллионов тонн — это предел, нельзя больше добывать угля, мы и так добываем 70% российского угля здесь, и все в одном месте. Самое главное — страдает экология, — отметил Аман Тулеев. И попросил полпреда президента донести эту позицию до Москвы.

Дальнейшее наращивание угледобычи опасно еще и по причине сейсмоактивности. Так, по данным губернатора Кузбасса, в 2017 году в регионе произошло 124 сейсмособытия. В среднем же за год угольщиками проводится более 3 тысяч взрывов для добычи угля. И сейчас регион привлек ученых для изучения проблемы, связанной с землетрясениями (подробнее на стр. 32-33).

Сергей Меняйло предложение губернатора поддержал и пообещал связаться с Роснедрами.

Пока же реалии таковы: на сегодняшний день в Кемеровской области работает более 100 угольных компаний, в том числе входящие в крупные холдинги. В 2017 году добыча составила 241,5 миллиона тонн угля — она выросла на 6,2% относительно 2016 года (227,4 миллиона тонн).

Это при том, что в советское время в Кемеровской области добывалось максимум 150 миллионов тонн.

Любопытно, что по итогам прошлого года кузбасские добытчики черного золота умудрились преодолеть рубежи, которые согласно прогнозам ряда оптимистов-ученых, должны были осилить куда позднее середины 30-х годов!

Так, в соответствии с разработанным в московском Институте энергетических исследований РАН проектом новой энергетической стратегии России на период до 2035 года, в Кузнецком бассейне к 2035 году предусматривался рост добычи угля только до 234 миллионов тонн…

Личный пример

Совещанию у постпреда президента предшествовало другое, состоявшееся неделей раньше в администрации Кемеровской области. Его темой стала ситуация вокруг строительства новых угольных шахт, разрезов и месторождений рядом с городами и районами.

2017-й, объявленный Годом экологии в России, похоже, поспособствовал росту экологической озабоченности населения Кузбасса, особенно на юге региона. В ряде населенных пунктов и садоводческих товариществ прошли сходы жителей, протестующих против «захвата» угольщиками новых территорий. В Новокузнецком районе даже дошло до прямого противостояния сторон в районе автодороги Листвяги — Апанас: местные жители, возмущенные началом вскрышных работ без разрешительной документации, воспрепятствовали осуществлению работ угольщиками. В результате потребовалось вмешательство правоохранительных органов, которые, после разбирательства, приостановили деятельность предприятия.

Однако во властных структурах к протестному движению отнеслись неоднозначно. К примеру, губернатор Аман Тулеев, отмечая, с одной стороны, что «Люди тоже правы — экологией надо заниматься, заниматься предметно, совместно с собственниками», в то же время считает (как сообщала пресс-служба АКО), что «Сейчас идет искусственное нагнетание ситуации вокруг кузбасских угольных предприятий — шахт и разрезов, которые требуют закрыть непонятные активисты-экологи. По мнению губернатора, также осознанно нагнеталась обстановка вокруг Новокузнецкого района и Промышленновского района: специально вбрасывались слухи, что рядом с этими районами будут открываться новые угольные участки, будет вестись угледобыча.

Губернатор отдельно остановился на ситуации вокруг города-спутника областного центра Лесная Поляна. В конце ноября в интернете стали распространяться слухи что якобы рядом с Лесной Поляной, деревнями Петровка и Андреевка собственниками шахты «Лапичевская» будет строиться разрез. Это вызвало шквал обращений в администрацию области со стороны встревоженных горожан.

— Все разговоры, что рядом с Кемеровом будет вестись угледобыча, должны быть прекращены, — заявил Аман Тулеев. — Не для того мы строили нашу гордость — Лесную Поляну, возводили новый микрорайон на Радуге, чтобы тут рыли землю.

А наиболее резонансным стало заявление губернатора о том, что он вместе со своей семьей намерен перебраться в Лесную Поляну на жительство.

Как уточнила пресс-служба АКО, сейчас по поручению губернатора ведется работа по проверке выполнения лицензионных требований на ведение горных работ на «Лапичевской». А областная администрация будет ходатайствовать перед Минприроды РФ об изъятии выданных ранее лицензий ООО «Шахта «Лапичевская».

Договоренность и закон

Уголь — один из самых простых и доступных источников энергии. Разработка угольных месторождений регламентируется двумя документами: это федеральные законы «О недрах» и о «О лицензировании отдельных видов деятельности». То есть для организации предприятия по добыче черного золота необходима лицензия на пользование недрами. Она дает право проводить разведку угольных месторождений, добывать уголь на территории, указанной в разрешении, осуществлять добычу сопутствующих полезных ископаемых, хранить их и перерабатывать, осуществлять транспортировку угля.

Обычно лицензия на разработку угольных месторождений выдается в результате проведения конкурса и аукциона. В редких случаях предприятие может получить разрешение без участия в них. В таком случае специально созывается федеральная комиссия Госфонда недр, которая и принимает решение о целесообразности выдачи.

При получении лицензии на аукционе выбирается компания, которая предложит наибольшую сумму на право добычи угля на выставленном участке недр. Конкурсная основа предполагает оформление разрешения организации, которая представит наиболее экономически выгодный и обоснованный план добычи.

Получить лицензию могут индивидуальные предприниматели, товарищества, юридические лица.

Документы, необходимые для участия в конкурсе или аукционе, по результатам которого будет выдана лицензия, подаются в Федеральное агентство по недропользованию — Роснедра.

Нарушение правил лицензирования и отклонение от утвержденного плана разработки угольного месторождения может быть наказано административным штрафом, а в отдельных случаях — и отзывом лицензии. Так, в Кузбассе несколько лет назад Роснедра досрочно лишили лицензии на право пользование недрами Волковского участка Глушинского каменноугольного месторождения компанию «Ровер». На этом участке недр, расположенном в Кемеровском районе, по результатам проверок, проведенных контрольными надзорными органами, в частности, Управлением Росприроднадзора по Кемеровской области, было выявлено, что сроки освоения участка недр не соблюдались, условия лицензионного соглашения не выполнялись. В связи с этим администрация Кемеровской области обратилась в Роснедра с предложением рассмотреть вопрос о лишении компании лицензии на недропользование, которое было рассмотрено и поддержано.

Бывают случаи, когда компания выигрывает аукцион, а затем по каким-то причинам отказывается воспользоваться плодами победы. Пожалуй, один из самых известных таких прецедентов в Кузбассе случился в 2008 году, когда несколько месяцев длилась битва на право пользования недрами на участке Урегольский-Новый около Мысков. Тогда торги не удалось закончить за один день — они проводились трижды, в течение апреля-июня. В итоге было сделано рекордное для подобного рода аукционов в Кузбассе количество шагов (2701) и предложена самая высокая в региональной истории цена за уголь (13,555 миллиарда рублей). При том, что запасы на участке составляли 37 миллионов тонн. Разрез «Сереульский», признанный в конце концов победителем аукциона, не смог заплатить заявленную цену и отказался от лицензии.

Для региональных властей главная проблема в том, что недра в России принадлежат государству, и, в соответствии с федеральным законодательством, они имеют право выдавать лицензии на разработку только некоторых видов общераспространенных полезных ископаемых — песка, гравия, песчано-гравийной смеси. Уголь в этот список не входит, соответственно, и роль администрации Кемеровской области здесь ограничена.

— Мы, как администрация региона, вправе вносить свои предложения в части включения участка недр для дальнейшего проведения аукционов. Но это не является законодательной «отсечкой», чтобы какой-то участок не вошел в аукцион. Да, к нам могут прислушаться. Но законодательного права наше мнение не имеет, — отмечает Евгений Хлебунов, заместитель губернатора Кемеровской области по топливно-энергетическому комплексу и экологии.

8 декабря на вышеупомянутом совещании в АКО губернатор сообщил:

— Мы провели колоссальную предметную работу с Минприроды РФ и добились снятия с аукционов угольных участков: Михайловский, Глубокий, Сибиргинский Пограничный, Усковский в Новокузнецком районе, а также участка Белкинский в Промышленновском районе.

А через несколько дней были отменены назначенные на 26 декабря аукционы на право недропользования на угольных участках в Кемеровской области — «Шахта «Ильинская-1», Верхнетешский и Октябринский-2 (все — Новокузнецкий район). Причина — «в связи с получением письма администрации Кемеровской области об отзыве своих представителей в аукционной комиссии». Кроме того, Роснедра отменили назначенный на 8 февраля 2018 года аукцион на право пользования недрами на угольном участке Карачиякский-2 (также в Новокузнецком районе).

Однако насколько долго продлятся договоренности по отмене аукционов, пока неясно. Многое здесь будет зависеть от позиции собственников. Во всяком случае, программа лицензирования до 2020 года (она утверждена в 2016 году Министерством природных ресурсов и экологии РФ) предполагает, что в Кемеровской области должны распределяться участки особо ценных коксующихся и дефицитных энергетических марок угля, преимущественно для открытой отработки. Да и региону необходимо пополнение балансовых запасов.

Как уточнил Евгений Хлебунов, при совместной работе специалистов администрации Кемеровской области, Роснедр и Минэнерго были определены три критерия предоставления лицензий: продолжение срока службы предприятия, ценная марка и закрытие нерентабельных предприятий.

И все же в вариант, что в ближайшие годы угледобывающие предприятия Кемеровской области будут вынуждены существенно модернизировать производство и наращивать объемы добычи угля за счет не только новых месторождений, но и повышения эффективности разработки уже существующих, так хочется поверить…

Александр ПОНОМАРЁВ