Нам 10 лет


Стимул для прорыва

Российские власти разрабатывают справочник наилучших доступных технологий (НДТ) для тепловой энергетики


Он будет принят до конца этого года, и на него должны будут опираться компании, чтобы избежать крупных штрафов за сверхнормативные выбросы. Но эксперты уверены, что внедрять экологические инновации в угольную отрасль пока довольно накладно для компаний и помимо запретительных мер нужны позитивные экономические стимулы.

Старое и новое

Оборудование на значительной доле российских предприятий угольной отрасли не модернизировали в течение последних 50 лет. По словам Гургена Ольховского, президента Всероссийского теплотехнического института, члена-корреспондента РАН, большинство угольных ТЭС России построено в середине прошлого века.

Во времена СССР государственная политика в энергоотрасли была направлена на развитие передовых технологий. При поддержке Государственного комитета по науке и технике развивали целую программу по созданию новых экологически чистых угольных технологий. Россия в этом смысле шла в ногу со временем, и в ряде компетенций советские ученые хорошо продвинулись, например в разработке популярной сегодня технологии циркулирующего кипящего слоя, говорит Гурген Ольховский. Но затем роль угля ослабла из-за низких внутренних цен на газ, развивать разработку природоохранных технологий в угольном секторе перестали.

Несмотря на это, в России и сегодня работают институты, некогда составлявшие основу научного потенциала в угольном секторе. Это Центральный котлотурбинный институт, Всероссийский теплотехнический институт, Энергетический институт имени Кржижановского, Институт теплофизики имени Кутателадзе Сибирского отделения РАН, ФГУП «Институт горючих ископаемых» и другие. Однако все или почти все научно-исследовательские центры сегодня испытывают большие сложности с финансированием и человеческим ресурсом.

— Чтобы победить, если мы говорим о прорывных разработках, нужны коллективы, огромный потенциал,— поясняет Ольховский.— У нас немало умных людей, однако слишком мало заказов на сегодня, чтобы говорить о научном прогрессе в этой сфере.

Безусловно, крупные компании заинтересованы в экологизации основного оборудования. Однако — то, что надежно работает уже более 50 лет, необязательно неприемлемо с экологической точки зрения. В СГК, к примеру, за пять лет, начиная с 2011 года, было инвестировано в объекты Кемеровской области примерно 42 миллиарда рублей.

— В результате модернизации удельные выбросы по отношению к 2011 году были снижены почти на 20%. Выбросы твердых частиц были снижены с 42 300 до 29 500 тонн (на 30%), оксида серы — с 50 000 до 41 700 тонн (17%)». Например, на Кемеровской ГРЭС только смена марочного состава угля (переход с углей СС на длиннопламенные марки Д) позволила снизить концентрацию оксидов азота до 18%,  — говорят специалисты.

— Компании постоянно находятся в поиске баланса между экономической целесообразностью и экологической необходимостью внедрения ультрасовременных зеленых технологий,— отмечают в СГК. — Необходимо понимать, что все зеленые технологии многократно превосходят по цене хорошо зарекомендовавшие себя технологии сжигания угля.

При этом степень опасности угольной генерации многократно преувеличена, так как не учитывается комплекс основных проблем, связанных с ненадлежащим исполнением городскими властями обязанностей по содержанию территории городов в порядке, увеличением числа индивидуальных источников тепла, ростом числа автотранспорта, слабым развитием дорожной сети.

Снижение выбросов

По словам экспертов Минприроды, в России на угле работают примерно 140 ТЭС, точное же количество угольных котельных неизвестно и может достигать десятков тысяч. Эксперты подчеркивают, что основной угрозой для здоровья населения являются именно малые котельные, расположенные в зоне жилой застройки. Дело в том, что именно они характеризуются низкой высотой труб, это приводит к загрязнению атмосферы, препятствует эффективному рассеиванию загрязняющих веществ. Также они имеют низкую производственную культуру персонала, старые системы пылеочистки, высокую себестоимость производства и завышенные тарифы для населения.

Уровень выбросов от сжигания угля следует снижать за счет технического перевооружения, об активной поддержке которого давно заявляло государство. Как сказано в государственном докладе «О состоянии и об охране окружающей среды в РФ в 2016 году», «необходимо расширенное внедрение новых экологически чистых и высокоэффективных технологий сжигания угля на тепловых электростанциях, обеспечивающих уменьшение вредного воздействия угольных ТЭС России на окружающую среду».

В апреле 2017-го утвердили государственную стратегию России в области экологической безопасности, в рамках которой в стране началось преобразование экологической политики. В частности, решено перевести так называемые экологически небезопасные отрасли промышленности на наилучшие доступные технологии (НДТ), которые уже продемонстрировали свою экономическую и экологическую эффективность. Угольная генерация тоже относится к таким отраслям.

Еще в декабре 2014 года было издано распоряжение Правительства Российской Федерации об отнесении отраслей промышленности к областям применения НДТ, а в сентябре 2015-го установлены критерии, на основании которых все промышленные объекты, оказывающие негативное воздействие на окружающую среду, разбили на четыре категории.

— Крупные объекты угольной генерации, работающие в режиме комбинированной выработки, а значит, более эффективно использующие ресурсы и имеющие значительно меньшие выбросы на единицу произведенной энергии, отнесены к объектам I категории (опасные), в то время как малые котельные, удельные выбросы которых больше, — к объектам III категории (неопасные), а значит, они будут подвержены меньшему контролю со стороны проверяющих органов, — удивляются противоречию энергетики.

Новое время — новые требования

Стимулирование техперевооружения экономики вступает в фазу практической реализации. До конца 2018 года в России должны разработать 46 справочников по НДТ для 33 отраслей российской экономики, в том числе и справочник НДТ для энергетической отрасли «Сжигание топлива на крупных промышленных предприятиях в целях производства энергии». Эти справочники и последующие нормативные акты определят новые принципы работы котельных и ТЭС, контроль, порядок учета вредного воздействия промышленных предприятий на окружающую среду.

Согласно новым правилам НДТ, все предприятия угольной отрасли должны быть оснащены автоматическими средствами измерения и учета количества загрязняющих веществ в выбросах и техническими средствами фиксации и передачи информации в государственный фонд данных государственного экологического мониторинга окружающей среды. Справочник будет ориентирован в первую очередь на отечественные технологии и содержать конкретные рекомендации по освоению и замене основного действующего природоохранного оборудования.

Сегодня есть примеры внедрения НДТ, к которым относятся электрофильтры зарубежного и отечественного производства. По данным Минприроды, они установлены на ТЭЦ-22 «Мосэнерго», Гусиноозерской ГРЭС, Харанорской ГРЭС, Хабаровской ТЭЦ-3 и других, благодаря им выбросы золы снизились на 30% и составили 60-70 мг/м3.

Технологии потребуют господдержки

Основным стимулом к внедрению НДТ в угольной отрасли будет повышение штрафов для компаний, которые пренебрегут необходимостью внедрить у себя НДТ.

Согласно действующей редакции закона, предприятия угольной промышленности с 1 января 2018 года будут обязаны установить автоматизированные приборы непрерывного учета выбросов загрязняющих веществ, и с 1 января 2020 года на основании данных приборного учета будет применяться стократный повышающий коэффициент при сверхнормативных выбросах и сбросах, а также 25-кратный коэффициент за сверхлимитное размещение отходов. По закону альтернативой выступает внедрение НДТ.

При внедрении НДТ компании смогут получить комплексные разрешения на выбросы, сбросы и размещение отходов, что позволит избежать платежей за сверхнормативное воздействие. Выдача комплексных разрешений начнется с 1 января 2019 года. В то же время по поручению президента Минприроды подготовлен законопроект, которым предусмотрено продление сроков установки приборов.

Основным риском, связанным с внедрением НДТ на российских предприятиях, в том числе энергетических, является увеличение финансовой нагрузки. Есть мнение, что для успешного развития угольных технологий, в том числе и природоохранных, сначала надо уравнять конкуренцию в энергоотрасли, то есть цена газа должна быть выше стоимости угля не в 2,5-3 раза, как это происходит сейчас, а в 4-5 раз. При этом легко обязать компании внедрить НДТ не получится, их придется к этому стимулировать.

По оценкам участников угольной отрасли, обнародованным 9 июня 2017 года на круглом столе Комитета Госдумы по энергетике, обсуждаемые механизмы возврата инвестиций (ускоренная амортизация и зачет платы за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ) предполагают длительные сроки их возврата. Такая ситуация может негативно сказаться на финансовом состоянии предприятий. В этом случае нагрузка на предприятия будет высокой, и без поддержки государства отрасли не обойтись.

— Дело не в техническом переоснащении, с этим нет никаких проблем. Технические решения известны. Проблема заключается в том, чтобы с внедрением НДТ не увеличить цены на тепло для конечного потребителя. А вот здесь пока мы видим сложности, поскольку этот механизм не проработан до конца,— говорит Михаил Сапаров, член Межведомственного совета по переходу на принципы НДТ и внедрение современных технологий.

Необходимость разработки четких механизмов экономического стимулирования энергетиков к внедрению НДТ, в принципе, давно назрела.

— Вложенные в инновации инвестиции будут возвращаться слишком долго, так как единственный механизм возврата — это ускоренная амортизация оборудования, которое признано НДТ, и зачет затрат в счет платы за негативное воздействие,— говорит Дмитрий Исламов, заместитель председателя Комитета по энергетике.— При этом в России пока отсутствуют экономические модели эффективности предлагаемых мер. Наконец неясно, как таким подходом могут воспользоваться организации с тарифицируемым видом деятельности.

— Внедрение НДТ в основном осуществляется путем увеличения финансовой нагрузки на предприятия угольной генерации без возможности привлечения реальных экономических инструментов, таких как льготное кредитование, налоговые льготы, учет затрат в тарифной политике,— полагает Андрей Калачев, член генерального совета «Деловой России», председатель комитета «Деловой России» по контрольно-надзорной деятельности.

Одним из способов экономического стимулирования, говорит Андрей Калачев, может быть «предоставление льготных кредитов для внедрения зеленых технологий тем организациям, кто работает в регионах с неблагоприятной окружающей средой». Комитет Госдумы по энергетике рекомендует властям субъектов РФ предоставлять компаниям компенсации части льготного кредита в объеме платы за негативное воздействие, которая, в свою очередь, будет возвращена субъекту из бюджетной системы.

По мнению Марии Степановой, заместителя директора СРО «Союз «Энергоэффективность», для энергетики практически нет иных вариантов, кроме включения расходов в тариф. Однако само новое экологическое законодательство не занимается вопросами тарифного регулирования, и они будут решаться в установленном порядке.

— То есть если предприятие видит, что не выполняет требования отраслевого справочника по НДТ, с одной стороны, разрабатывается программа повышения экологической эффективности (прерогатива экологического регулирования),— говорит Степанова.— С другой стороны, соответствующие мероприятия могут быть включены в инвестпрограмму и проходить все необходимые в таком случае согласования для включения в тариф.

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, надеется, что с внедрением НДТ не будет проблем, поскольку их «будут внедрять при условии, что это не приведет к повышению административной нагрузки и к увеличению тарифа для потребителей».

Подготовил Леонид Алексеев на основе открытых источников,
в том числе sib-science.info


Справка: Для определения затрат на внедрение технологии необходим учет основных подходов к оценке, что позволит угольным компаниям сделать затраты прозрачными (прослеживаемыми) и даст возможность обосновать выбор технологии, утвердить его, проверить и соответствующим образом сравнить с другими технологиями.

Первый принцип — это определение границ возможностей рассматриваемых технологий (исходя из региональных и горно-геологических условий, марок угля) и выбора альтернативных вариантов.

Второй — установление последовательности, которую пользователь должен соблюдать при сборе и обосновании данных, касающихся затрат.

Третий — определение того, какие затраты должны сопоставляться при проводимой оценке. Это будет относиться к идентификации тех затрат, которые относятся к капитальным затратам и эксплуатационным расходам. Необходима детализация этих затрат настолько, насколько это возможно, чтобы облегчить пользователю процесс их рассмотрения и последующего обоснования и сопоставления вариантов.

Четвертый принцип — установление единой системы учета изменений биржевых курсов, инфляции, дисконтирования и калькуляции ежегодных затрат.

Пятый принцип — обоснование отнесения затрат к природоохранным мерам.

После того как выявлено воздействие технологий на окружающую среду и определены затраты на их внедрение, необходимо провести сравнение этих технологий (рис. 1). Оценку экономической эффективности следует осуществлять, исходя из эффекта для окружающей среды при внедрении технологии. Это может быть полезно, поскольку позволяет сопоставить и сбалансировать затраты на внедрение технологии и эффект для окружающей среды, получаемый в результате внедрения. Это помогает выяснить, действительно ли внедрение технологии заслуживает внимания или же экологические преимущества являются чрезмерно дорогостоящими с точки зрения затрат.