Сколько жизней у шахты?

Закрытые угледобывающие производства способны стать экономически выгодными и социально привлекательными


У Жюля Верна есть научно-фантастический роман «Черная Индия». Там много всяких приключений, но вот какой момент кажется особенно злободневным, несмотря на то, что роман написан в конце позапрошлого века. Один из героев романа — отставной горный мастер Симон Форд — живет с женой и сыном в коттедже, который он выстроил прямо в подземной выработке заброшенной шахты Дочерт на копях Эберфойл.

Кажется, мысли о возможности не просто толкового, а креативного использования отработанных подземных предприятий витала минимум еще сто пятьдесят лет назад до нашего времени…

Карьер превращается в отель

В Китае бывший карьер в каменоломне на глазах у изумленной публики превращается в грандиозный отель. Средства массовой информации пишут, что строительство отеля Sheshan Shimao Quarry близится к завершению. В нем будет 370 номеров, подводный ресторан под искусственным озером на дне карьера и водопад. Главный инженер описывает этот проект как «борьбу с гравитацией», ведь 18 этажей здания «обнимают» отвесную стену глубокой ямы.

Два этажа гостиницы вместе с комнатами и рестораном строятся под водой, с видом на подземный аквариум. Кроме того, на нижнем этаже запланированы фитнес-центр и бассейн. Гости, которым все это покажется скучным, смогут заняться экстремальными видами спорта, такими как, например, банджи-джампинг.

Главная цель проекта, разработанного архитекторами британской фирмы Atkins, — облагородить местность. «Дизайнеры и конструкторы надеются, что строительство отеля поможет предотвратить дальнейшее разрушение окружающей среды», — сообщается на сайте компании. Таким образом, The Songjiang Quarry может стать «самой зеленой» из когда-либо построенных гостиниц.

Стоимость возведения гостиницы составляет 1 миллиард юаней. Фундамент заложили в 2012 году, но за конструкцию принялись только в 2013-м.

Помимо стандартных развлечений, гостям выпадет возможность заняться скалолазанием прямо на территории отеля, пишет The Guardian. На крыше отеля планируется открыть рекреационную парковую зону, где посетители и гости будут отдыхать среди деревьев и кустарников. По центру здания в искусственное озеро будет ниспадать водопад — главная изюминка отеля.

Музыкальные копи

Бывшая угольная шахта во Франции (город Уаньи, в прошлом — один из крупнейших центров добычи угля в стране) превратилась в концертный зал — огромный музыкальный инструмент. Сегодня об этом преображении говорят не только, как об удачной трансформации закрытого предприятия, но и как об уникальном слиянии архитектуры и музыки. Спустя 15 лет после закрытия производства город стал знаменит не только во Франции, но и во всем мире — снова благодаря старой угольной шахте 9/9бис.

Шахту закрыли в 1990 году, а в начале двухтысячных был объявлен конкурс на реновацию индустриальной зоны, который выиграло бюро Herault Arnod Architectes. Проект превращения почти двух тысяч квадратных метров в полнофункциональный концертный зал стоил больше восьми с половиной миллионов долларов. Пишут, что сооружение, которое получило название Metaphone, можно рассматривать как очень большой (и достаточно дорогой) инструмент, который можно задействовать как изнутри, так и снаружи.

Оболочка концертного зала представляет собой специальную металлическую конструкцию, на которой размещены несколько сотен облицовочных панелей. Ноу-хау состоит в том, что, резонируя, панели сами создают звуковые колебания. Они подключены к специальному контроллеру, которым из отдельной комнаты управляет оператор. Таким образом, дом может принимать участие в концертах как один из музыкальных инструментов. С помощью клавиатуры оператор также управляет барабанами, ксилофонами, цимбалами и другими инструментами, расположенными на террасе здания. Электроэнергию обеспечивают солнечные панели на крыше, а на фасаде установлены цветомузыкальные блоки.

Креативные туннели

Вообще, в странах Европейского союза креативные индустрии уже много лет являются прибыльным сектором экономики. Подземные туннели, гигантские строения, терриконы — огромная заброшенная территория шахты Винтерслаг, расположенной на границе Бельгии и Германии, выглядела, как и все печальные памятники индустриальной истории XX века. Пока стараниями архитекторов-энтузиастов на этом месте не возник проект C-Mine.

В 2010 году бывшее звено европейского энергетического хаба превратилось в один из центров хаба креативного. Сейчас на территории расположены лекционные и концертные залы, рестораны и кинотеатры. Плюс часть помещений сдается компаниями и в залах бывшего горнодобывающего предприятия сегодня разрабатываются мобильные приложения и игры, создается промышленный дизайн и так далее.

Так же за год это пространство посещает до полумиллиона туристов. Цифра, которая почти в восемь раз превышает количество жителей города.

Искусство Самчхока

Центр культуры и искусств Samtan Art Mine сегодня функционирует на месте угольной шахты Самчхок в корейском городе Чонсон. В 1964 году, когда шахта была построена, страна находилась на пике индустриализации. На предприятии работало три тысячи шахтеров, а сам город процветал. Шахта Самчхок просуществовала менее 40 лет и успела добыть около полутора миллионов тонн угля. В 2001 году добыча была прекращена, после чего почти 80% жителей предпочли покинуть эти места. Город практически исчез.

Возрождение началось в 2003 году, и сегодня главное здание Samtan Art Mine состоит из четырех этажей, каждый из которых поделен на две части: одна посвящена истории шахты и горному делу, вторая — современному искусству. На одном из этажей расположен мини-отель из 15 комнат, который позиционирует себя как пространство для уединения творческих личностей. Остальные этажи отданы экспозициям японского и корейского искусства, музею истории Самчхока, архиву, резиденциям художников. Кроме того, на территории арт-центра есть винный завод, ресторан и большой магазин сувениров.

Кроме туристов, Samtan Art Mine привлекает телевизионщиков и киношников. В туннелях шахты регулярно снимают корейские фильмы, телевизионные шоу и музыкальные клипы, что немало способствует популярности локации.

Рыбная ферма

Рыбная ферма Minaqua, основанная на территории одной из закрытых шахт бывшим горняком Эдселем Редденом, находится в Беркли (США). Еще в 1990-х годах администрацию губернатора Западной Виргинии беспокоило, что заброшенные шахты региона в минуту производят до 20 тысяч галлонов воды, которая никак не используется. Специалисты Университета Западной Виргинии дали рекомендации по правильному ее очищению. Температура воды из закрытых шахт составляет 12-13 градусов по Цельсию — ровно такая, в какой комфортно себя чувствуют форель и арктический голец. Эдсель Редден решил рискнуть и наполнил эти затопленные поля первой партией рыбы. Уже через год количество работников его фермы исчислялось десятками, а его опыт перенимали по всему угольному региону Западной Виргинии. 45 тысяч тонн рыбы в год — в такую цифру оценивают объем рынка «шахтной» рыбы власти штата.

Солнце и ветер вместо угля

В разных странах, сворачивающих нерентабельные угольные производства, приходят к единому мнению: добывать солнечную энергию на месте терриконов — это возможно.

Вполне привлекательной сочли в Британии идею перезапуска бывших шахт в качестве предприятий, производящих энергию из Солнца в экс-шахтерских моногородах. Пилотным для этого проекта стал шахтерский городок Уэллбек, переживший закрытие угольной шахты в 2000 году. На 130 тысяч квадратных метров, некогда отведенных для угледобычи, разместили 44 тысячи солнечных панелей, создав солнечную электростанцию, мощность которой оценивается в 11,2 мегаватта. Примерно столько необходимо, чтобы обеспечивать электричеством три с половиной тысячи домов.

160 тысячи квадратных метров — столько занимало горнодобывающее предприятие в Коягимати (Япония). Полвека это пространство было чем-то вроде зоны отчуждения, но в итоге самым успешным проектом стал тот, который позволил добывать на этой территории солнечную энергию. История угольной промышленности Японии закончилась в 2002 году. Тогда была закрыта последняя угольная шахта, расположенная в Кусиро на острове Хоккайдо. При этом Япония за последние 10 лет в 23,3 раза увеличила объем электричества, получаемый от электростанций и генераторов, работающих за счет энергии Солнца. Этот результат был достигнут в том числе и благодаря переформатированию работы шахты Коягимати, расположенной в десятке километров от Нагасаки. Горнодобывающее производство здесь открылось более 150 лет назад, однако уже в 1960 году было закрыто. В частности, потому что близость к океану мешала разрабатывать пласты в глубину.

Германская солнечная электростанция Solarpark Senftenberg, одна из самых больших в мире, находится на территории, которая раньше также использовалась для добычи угля. Этот проект запустили неподалеку от города Зенфтенберга, и сегодня станция обладает мощностью 82 мегаватт и состоит более чем из 330 тысяч кристаллических солнечных модулей. Такой энергетический комплекс способен обеспечить электричеством около 25 тысяч домов. Примечательно, что строительство проекта было завершено в рекордный срок три месяца, а стоимость составила 150 миллионов евро.

Практичные и изобретательные германцы также хотят, чтобы и ветер работал у них под землей. Несколько лет назад инженер Исследовательского центра проблем энергетики Нижней Саксонии Марко Шмидт предложил еще одну интересную идею. Он разработал план размещения аккумулирующей гидроэлектростанции в стволе заброшенной шахты, находящейся глубоко в недрах горного массива Гарц.

Во время сильного ветра избыточная энергия, вырабатываемая ветряными турбинами, используется для закачивания воды в расположенные на поверхности (в горах) баки или резервуары. При отсутствии ветра либо тогда, когда ветряные турбины не в состоянии обеспечить необходимое количество электроэнергии, запасенная таким образом вода стекает в подземные резервуары, вращая по дороге турбины водные (наподобие того, как это происходит возле плотин).

Наземные аккумулирующие электростанции подобного рода уже используются в некоторых районах Германии и по всему миру. Инновационная идея Шмидта заключается в том, чтобы впервые поместить оборудование под землей, адаптируя систему к существующей инфраструктуре бездействующих шахт.

Индустриальный туризм

Забже — небольшой городок на юге Польши (Катовице). На месте одной из закрытых угольных шахт открыли музей «Шахта Гвидо» (в честь бывшего владельца, Гвидо Хенкеля фон Доннерсмарка). Для любителей истории подготовлена поверхностная часть и два этажа для проведения подземных экскурсий: на 170 и на 320 метрах. На верхнем уровне можно ощутить все условия, в которых уголь добывали в XIX веке, на нижнем — в наше время. Все механизмы и аппараты в рабочем состоянии. Посетители говорят, что в ходе экскурсии их не просто показывают, но и пускают в работу.

Для тех, кто желает передохнуть от промышленной революции, «Гвидо» приглашает на театральные представления и музыкальные концерты.

Кольчугинский музей

В этом ряду креативных фантазий пока еще скромно выглядит наш Ленинск-Кузнецкий музей шахтерской славы Кольчугинского рудника. Но он — единственный в области, да и, пожалуй, в России музей, построенный прямо на угледобывающем предприятии, в бывшем надшахтном здании клетевого ствола шахты имени Ярославского.

Все, что окружает вас, когда вы заходите в помещение, — стены, ствол, лестницы — экспонаты. Отреставрирован и сохранен практически в первозданном виде старый шахтовый копер. Первых посетителей учреждение приняло в 2013 году в честь 130-летия рудника. К Дню шахтера-2016 рядом с музеем был открыт мемориал шахтерской славы.


Юрист Сухининой