АСМ-РЕСУРС-2019

Обзор СМИ


Россия в Арктике нашла неожиданный ответ на мировой энергетический кризис
11.07.2019


Новый масштабный экономический проект, связанный с экспортом энергетического и коксующегося угля, заработает к 2024 году в России. Уникальность этого проекта состоит в том, что добытый уголь будет транспортироваться не по привычной железной дороге и не через черноморские или балтийские порты.

Основной транспортной артерией для него должен стать Северный морской путь, который на глазах превращается из внутреннего каботажного пути России в мощный международный транспортный коридор.

О значении расширения номенклатуры грузов по СМП и перспективах арктической добычи каменного угля — в аналитическом материале Федерального агентства новостей.

Азиатский угольный ренессанс

Обывательское восприятие каменного угля как «топлива XIX века» совершенно не соотносится ни с нынешней ролью этого энергоносителя в мировом энергетическом балансе, ни и с перспективами его использования в энергетике будущего.

Достаточно сказать, что экономический рост двух наиболее динамичных экономик в мире, китайской и индийской, на протяжении последней четверти века в основном опирался как раз на использование энергии каменного угля. В силу чего на сегодняшний день доля этого энергоносителя в общем мировом балансе потребления энергии составляет без малого 28%.

Для сравнения, проспонсированный Евросоюзом и США поворот к «зеленой» энергии в мировом масштабе выглядит на этом фоне просто пустышкой: в 2018 году из новых «зеленых» источников во всем мире получали чуть больше 3% первичной энергии.

Учитывая эти факты, можно под совершенно иным углом посмотреть на типичные новости, которые повествуют о «замедлении роста потребления каменного угля в мире». На деле речь идет о том, что от занимаемой доли 28% каменному углю и в самом деле трудно куда-то расти в силу эффекта высокой базы, но и сдавать свои позиции в энергетике уголь совершенно не намерен.

Более того, последние новости из Китая и Индии и вовсе могут обескуражить поклонников новой энергетики: в обеих странах с этого года субсидирование «зеленых» источников возможно только… если они экономически эффективнее угольной генерации. Что наблюдается далеко не всегда.

В 2019 году, согласно прогнозам Международного энергетического агентства (IEA), общемировая торговля каменным углем составит около 1,3 млрд тонн, а общее потребление угля в мире вырастет до 7,7 млрд тонн. При этом трансграничная торговля углем, хотя и растет чуть медленнее его потребления (на 0,8% в год против 1%), все равно ежегодно прибавляет весомые цифры.

Так, в этом году мировая торговля углем вырастет на очередные 11 млн тонн — причем все те же Китай и Индия традиционно окажутся нетто-импортерами этого топлива. При этом, если Пекин с 2017 года проводит политику сдерживания импорта и потребления угля, то Дели просто не поспевает за ростом собственной угольной энергетики.

Это отразилось и на цифрах: Китай за 2018 год нарастил собственные мощности по производству угля на 100 млн тонн при постоянном импорте 281 млн тонн и общем потреблении 3,9 млрд тонн. А в Индии за прошлый год импорт угля вырос почти на 9% и достиг отметки 234 млн тонн.

До сих пор растущие угольные аппетиты стран Азии в основном закрывались поставками из трех угледобывающих стран — Австралии, Индонезии и ЮАР. Поставки же из России не играли существенной роли — в том числе в связи с тем, что крупнейшие действующие российские месторождения угля были традиционно привязаны к железным дорогам и портам Балтийского и Черного морей.

Такая конфигурация транспортной сети была исторически удобна для поставок российского угля в европейские страны, но для азиатского случая откровенно «буксовала», не в силах обеспечить нужные объемы перевалки.

https://riafan.ru/1194337-rossiya-v-arktike-nashla-neozhidannyi-otvet-na-mirovoi-energeticheskii-krizis