Реалии и фантастика

Найдут ли люди уголь на других планетах?


Поможет нам в поиске ответа прокопьевский писатель-фантаст Алексей Доронин, автор уже десяти вышедших в свет книг.

Я не случайно обратился именно к Алексею. Во-первых, он с угольной тематикой хорошо знаком. Поскольку работает ведущим специалистом по ГО и ЧС АО «Шахтоуправление «Талдинское-Южное». Во-вторых, Доронин автор серии книг «Черный день» в стиле постапокалипсиса. В этой серии герои его книг выживают после ядерной войны. А главный герой — родом из Прокопьевска. В первой книге он проделывает трудный и опасный путь из Новосибирска в родной город, думая, что война его пощадила. Но нет.

Главный герой задается вопросом: зачем нужно было бомбить Кузбасс и Прокопьевск в частности? В книге Алексея есть такой ответ — бомбили наше потенциальное будущее: «Кузбасс… Не Ямал, не побережье Каспия, а именно этот медвежий угол во второй половине двадцать первого века должен был стать энергетическим сердцем России. Отечественной нефти уже не было бы, газ стал бы фантастически дорог, а уголь — вот он, еще на тысячу лет. Область, которую помнили только по стуку шахтерских касок на Горбатом мосту, получила бы геополитическое значение как один из двух крупнейших угольных бассейнов мира».

Геологический роман

— Алексей, если заглянуть далеко в прошлое, появление угля случайность или закономерность?

— Если говорить об угле, то можно написать настоящий геологический роман, — рассуждает писатель. — Даже его появление на Земле — это совокупность многих факторов. За первые миллиарды лет истории на Земле каменного угля просто не было. А если и появлялся, то в незначительных количествах.

Все эти миллиарды лет планета не была застывшей, а непрерывно менялась. Материковые плиты то собирались в гигантский всепланетный континент. (Представь, что сегодня бы Россия и США имели бы длинную общую границу, как сейчас с Китаем или Казахстаном? Как пошла бы история?), то снова расходились, образуя отдельные материки. Иногда ход этих привычных земных событий нарушали внешние катастрофы, вроде падения астероидов. Один из которых уничтожил и динозавров — кроме тех, которые стали потом птицами.

Но возникновение угля к древним ящерам отношения не имеет, они царствовали гораздо позже. Большинство месторождений угля образовались в короткий по геологическим меркам промежуток. Но его можно назвать особым периодом. Он так и называется — каменноугольный период (или карбон) и относится к эре палеозоя. 360-300 миллионов лет назад. И мы почти не встречаем каменноугольных пластов, возникших позже или раньше.

— Почему же тот период был таким особым?

— Все просто. Десятки миллионов лет на планете стоял теплый тропический климат, зелеными были даже полюса. Изобилие кислорода в атмосфере делало растительный мир гораздо богаче, чем раньше и позже. Растения завоевывали всю сушу, и среди них впервые появились те, у которых был достаточно твердый «каркас», который позволял им расти очень высокими, чтобы лучше поглощать солнечные лучи. Солнце тогда имело немного меньшую светимость. А еще они обладали прочной корой, которая защищала от прожорливых насекомых, которые тогда из-за более высокого содержания кислорода в атмосфере были в разы крупнее современных.

Отжившие свой срок деревья погибали и падали, на них ложились новые, а старые погружались все глубже в землю. За тысячелетия сверху образовался слой осадочных пород, каменная толща, сыгравшая роль пресса. Так давление и время постепенно законсервировали энергию древнего солнца, запасенную растениями, в виде каменного угля. Там она и лежала, терпеливо дожидаясь своего часа.

— А почему новый уголь с тех пор не образуется?

— Есть версия, что период активного образования угля закончился, когда грибы и микроорганизмы в ходе эволюции «научились» разлагать самую твердую органику, из которой состояла древесина. С тех пор и поныне любое мертвое дерево постепенно превращается в труху и шансов превратиться в каменный уголь у него нет. Так закончился около трехсот миллионов лет назад каменноугольный период. Из-за обычной грибковой плесени. Поэтому больше угля нам не создадут. Но и наличный запас этой «кладовой» огромен. Вообрази эту цепь случайностей, которая не сложилась бы, если бы не было одного из этих факторов!

— Прошли миллионы лет и вот человечество встретилось с углем…

— Точно неизвестно, когда человек разумный впервые стал добывать уголь. Возможно, это делали еще первые цивилизации, даже имена которых до нас не дошли. Но доподлинно известно, что в античности — и римляне, и древние греки — уголь уже знали и использовали в металлургии.

Можно без преувеличения сказать, что, если бы на планете не было угля, человечеству не удалось бы создать промышленную цивилизацию. И уж точно оно не смогло бы достичь современного уровня развития без этого полезного ископаемого.

Именно открытие доступного дешевого источника энергии привело к тому, что мы называем научно-технической революцией. Без угля люди не смогли бы выплавить металл для паровых двигателей, не заработали бы заводы, не стал бы раскручиваться маховик прогресса. Не было бы открыто электричество, не изобрели бы двигатель внутреннего сгорания, не говоря уже об атомной энергетике и компьютерах. Все, благодаря чему мы сейчас не только живем в отапливаемых домах, но и имеем машины, электричество, самолеты, телевидение и интернет — если смотреть вглубь, то все это дал человеку простой уголь, тот самый, который добывают и сегодня шахтеры из недр Земли.

Страховочный трос человечества

— Алексей, в серии твоих книг «Черный день» повествование происходит в условиях пост­ядерного мира. Какую роль в этом мире играет уголь?

— Прежде всего, это основной вид топлива наряду с дровами. Поскольку технологии вернулись к уровню, который был до XIX века. Добыча и переработка нефти, и тем более газа, для уцелевшей части человечества стали недоступны. Это технологически сложно. А уголь может добывать каждый. По типу «черных» копателей, которые промышляют в «копанках». Тут достаточно инструментов железного века. Уголь легко транспортировать, в отличие от газа. Поэтому пришлось вернуться в эпоху пара. Люди будут пользоваться пароходами после переоборудования кораблей. В моих книгах, я ведь имею право фантазировать, перед ядерной войной властями специально было сохранено немало паровозов, пригодных для использования выжившими после глобальной катастрофы.

Можно сказать так: уголь — это топливо реалистов. Какая бы глобальная катастрофа с человечеством не случилась, уголь — это всегда его шанс на восстановление. Это база для развития. Это наш страховочный трос. Заначка, которой хватит на тысячелетия. Так что уголь — это еще топливо пессимистов.

— А если обратиться к твоему таланту фантаста, каким бы было человечество, если бы пошло по «угольному пути»? Представим, что нет на планете нефти и газа.

— Есть такое направление в литературе — стимпанк, где фантасты рассуждают, каким бы был мир, если бы человечество продолжало развивать использование пара, не переходя на другие технологии. И тогда бы в этом мире уголь имел бы такое же значение, как нефть и газ в XX веке. Кстати, ведь буквально до Второй мировой войны включительно, уголь был «хлебом» промышленности. Немцы из бурого угля делали горючее в промышленных масштабах. То есть и без нефти автомобили бы могли ездить сегодня на бензине. А вот представим, что человечество не придумало двигатель внутреннего сгорания. Так сложилось. Мало ли мимо каких технологий мы прошли, свернув в какой-то точке. Этого мы не знаем.

— И что бы могло быть?

— Да даже в нашем мире энтузиасты делают современные автомобили на паровой тяге. Ездят они не очень быстро, но на угле. Можно было бы предположить, что человечество в этом альтернативном мире смогло разработать технологию максимально эффективного и экологически безопасного получения энергии из угля. И если представить, что в том мире опыты Николы Теслы по передаче энергии на расстояние увенчались успехом и получили большое развитие, то это будет действительно другое в технологическом плане человечество. Даже фантазируя, я не могу представить самолет на угле. А вот получение на земле энергии из угля и передаче ее на расстояние дает право на существование в «угольном мире» летательным аппаратам тяжелее воздуха.

Далекое будущее

— Наверняка со временем будут внедряться более экологичные и эффективные технологии, чтобы снизить тот негативный эффект, который добыча черного золота оказывает на природу и здоровье людей, — рассуждает Алексей Доронин. — Со временем роль угля как топлива будет постепенно снижаться, например, если человечество наконец-то овладеет управляемым термоядерным синтезом. Но даже отправившись осваивать далекий космос, человечество не перестанет использовать уголь, как и другие углеводороды, для синтеза пластмасс или других полимеров. А может, даже пищевых продуктов.

— Найдут ли люди уголь на других планетах?

— А вот это маловероятно. Вспомни, сколько факторов сыграло на Земле, чтобы у нас появилась угольная заначка. Да, углерод присутствует везде, в составе соединений. И даже метана на других планетах предостаточно, а нашего каменного угля нет, потому что он неразрывно связан с земной жизнью. Разве что где-то там есть своя биосфера, аналогичная нашей, со своими аналогами растений.

— Есть идея написать книгу об угле?

— Я не планирую зацикливаться на одной фантастике. Когда-нибудь я напишу реалистическое произведение о нашем регионе и о Прокопьевске в частности. Где пласты прошлого и будущего будут наслаиваться один на другой, как те самые залежи и горизонты полезного ископаемого. То, что ключевая отрасль экономики Кузбасса будет занимать в нем важное место — очевидно. А как может быть иначе? Я еще не придумал сюжет и не знаю, будет ли это летопись нескольких поколений одной семьи, связанной с угольной отраслью, а может, история одного города, не обязательно привязанная к его реальному названию. Но похожего на наш. Построенного чуть больше ста лет назад там, где когда-то росла первобытная зелень. Которая стала углем. Который добывается шахтерами, а потом сгорает и на ТЭЦ, и на металлургических комбинатах, и в обычной печке жителя частного сектора.

Может быть, это символизирует всеобщую связанность живого и неживого, круговорот элементов и перерождение? Ведь человек в этой картине не посторонний, а часть этого процесса. И общее содержание углерода в организме любого из нас достигает около 20% по массе. То есть человек средней массы «имеет в составе» почти 15 килограммов этого первоэлемента. Вот такая философия и поэзия. А все сказанное выше — пример, как из частей складывается целое, а из малого — куска угля в печи — можно увидеть события планетарных и вселенских масштабов.

Беседовал Игорь СЕМЕНОВ


Вердер Сайнтифик 2021