Технобезработица или рай будущего?

По оценкам специалистов, уже в ближайшие десять лет более половины работников добывающей промышленности может потерять свои места из-за систем автоматизации


Грузовики без водителей, автопогрузчики и бурильные установки, беспилотные поезда дальнего следования, которые перевозят материалы из шахт в порты… Автоматические системы управления широко входят в повседневную жизнь горного дела и уже не кажутся чем-то фантастическим.

Автономные технологии

По разным оценкам, роботы в состоянии заменить от 40 до 80 процентов людей в этом производстве. В первую очередь на «молодых» шахтах, которые еще не скоро истощатся. И в основном это коснется наименее квалифицированных работников, включая операторов тяжелой техники, водителей и обслуживающий персонал. Возрастет же спрос на IT-персонал, способный управляться с автоматизированными системами, но вакансий будет гораздо меньше, чем до «перестройки».

В целом на рынке труда меньше всего автоматизация грозит специалистам с экспертными знаниями, работа которых подразумевает управление персоналом и постоянные социальные контакты.

Процесс неминуем. Автономные технологии, исходя из имеющегося опыта, дают рост производительности на 15–20 процентов, снижение потребления топлива на 10–15 процентов и стоимости обслуживания на 8 процентов (роботы сами следят за техническим состоянием и заранее сообщают о возникновении проблемы).

Роботы наступают

В конце 2016 года заговорили о беспрецедентном внедрении беспилотных систем в добывающем секторе. Автономизированные грузовики, буровые установки и даже поезда начали отвоевывать «места под солнцем» у персонала. 2019 год наладил уже массовый выпуск роботизированных карьерных самосвалов в Японии и США. Тогда же запустили роботизированные карьерные самосвалы и наш БЕЛАЗ, и китайская корпорация Mongolia North Heavy Industries Group Co., Ltd. Революционный автономный самосвал с электроприводом Volvo TA15 от Volvo Autonomous Solutions летом получил награду Red Dot за 2020 год. КАМАЗ разработал три вида беспилотников. Это полноприводный грузовик КАМАЗ-5350, грузовая машина малой грузоподъемности КАМАЗ-4308 и «ШАТЛ» — электробус.

Австралийско-британский концерн Rio Tinto, третья по величине транснациональная горно-металлургическая компания. сообщил, что протестировал в Австралии грузовой поезд в полностью автономном режиме. Система обслуживает 14 австралийских шахт и доставляет руду в четыре портовых терминала, причем лишь две шахты обслуживают люди.

Используются также летающие беспилотники, например для поиска залегания полезных ископаемых, для мониторинга хода добычи и т.п. Ежемесячные облеты с целью определения объемов с помощью БЛА становятся привычной рутиной горнодобывающих компаний.

Цифра сегодня

Первым разрезом в России, на котором начали внедрять цифровые технологии, стал разрез «Черниговец», принадлежащий компании «СДС-Уголь». В 2001 году предприятие получило автоматизированную систему управления горно-транспортным комплексом «Карьер» разработки компании «ВИСТ Групп» (входит в группу компаний «Цифра»).

«Карьер» позволяет распределять самосвалы по маршрутам в открытом цикле, контролировать загрузку самосвалов и нарушения, параметры эксплуатации и состояния горных машин.

На шахтах «СУЭК-Кузбасс», в свою очередь, была внедрена система управления промышленной безопасностью. На каждом угледобывающем и углеперерабатывающем предприятии компании был установлен программный комплекс «Единая книга предписаний и формирования сменных нарядов».

Специалисты подчеркивают, что на первом этапе цифровизации появляются датчики и диагностика технологических систем, затем начинается мониторинг оборудования. И только на последнем этапе внедряются роботизированные системы и автономные буровые установки, то есть так называемые безлюдные технологии, которые могут выполнять тяжелую и монотонную работу в опасных и вредных условиях.

Сегодня уже заработал нацпроект «Производительность труда и поддержка занятости» по внедрению инновационных инструментов на производствах. В том числе программы по поддержке автоматизации и использования цифровых технологий.

— Сегодня Россия, — говорит Григорий Чуйко, член регионального Политсовета партии «Единая Россия, — отстает по темпам роботизации от других стран. Мы закупаем промышленных роботов за рубежом, тогда как запуск собственного производства позволит сделать производство более технологичным. Этот процесс в нашей стране уже стартовал, например, роботизация в автомобилестроении на 2017 год достигала 40 процентов, что соответствует общемировой тенденции. Драйвером этого процесса станет как раз нацпроект по повышению производительности труда и поддержке занятости.

Летом прошлого года администрация Кемеровской области, АО ХК «СДС», АО «ВИСТ Групп» (входит в ГК «Цифра») подписали соглашение о сотрудничестве в рамках реализации проекта по внедрению роботизированной карьерной техники на предприятиях открытой добычи угля.

Как заявил губернатор Кузбасса Сергей Цивилев:

— Угольная отрасль использует все последние наработки в роботизации, применении искусственного интеллекта. Сегодняшнее соглашение направлено на переход к управлению отрасли с использованием современных технологий. На открытых горных работах будет использоваться роботизированная техника. Современный комплекс управления позволит достигать точности управления. Это впервые внедряется на предприятиях СДС и направлено на повышение эффективности угольной отрасли.

Также в нашем регионе реализуется проект «Цифровое горное предприятие» в рамках научно-образовательного центра «Кузбасс» и национальных проектов «Наука», «Образование», «Экология», «Международная кооперация и экспорт», «Производительность труда и поддержка занятости».

Проект включает в себя несколько инвестиционных проектов: «Экскаватор нового типа», «Робот-самосвал челночного типа», «Цифровая обогатительная фабрика «Кузбасс — 300», «Мини-ТЭЦ 24,9 МВт», «Питомник «Зеленый Кузбасс».

— Эти проекты — первый конкретный шаг к цифровой трансформации угольной отрасли России. Большинство инноваций будет ориентировано и на другие отрасли, связанные с добычей твердых полезных ископаемых, поэтому разработка и внедрение проекта «Цифровое горное предприятие» имеет огромную важность для развития промышленности и экономики нашей страны, — отметил Сергей Цивилев.

Роботизация позволяет избавиться от такой растущей компоненты расходов, как заработная плата работников-людей, стоимость роботизированного оборудования, напротив, с каждым годом уменьшается.

Эти замечательные технологии помогают достичь высокой продуктивности, большей эффективности и безопасности, они более вариативны и приносят массу удобства. Но также они принесли с собой страхи за сохранение рабочих мест.

Сокращения в Кузбассе

Численность штатных работников угольной отрасли в Кузбассе составляет 103 тысячи. Сюда не входят транспорт, энергетика, железная дорога. С угольной отраслью напрямую связаны в общей сложности 1,3–1,4 миллиона — больше половины населения. А косвенно практически весь Кузбасс.

С января по май 2020 года общая занятость в экономике Кузбасса, по данным Кемеровостата, сократилась на 3 процента, или на 23,15 тысячи человек. В основном за счет углепрома (5,3 тысячи человек сокращения), строительства (5 тысяч), транспортировки и хранения (2,8 тысячи человек) и энергетики (1,7 тысячи).

Рост занятости отмечен в обрабатывающих отраслях производства, в том числе в пищевом производстве (на 0,6 тысячи, до 10,2 тысячи человек), в химии и в металлургии (на 0,2 тысячи человек в каждой), в швейном производстве (на 0,1 тысячи, или на 4,4 процента, до 2,2 тысячи).

В то же время в этом секторе потеряли 0,6 тысячи занятых (4,7 процентов) на ремонт и монтаж машин и оборудования и на производство машин и оборудования (0,3 тысячи человек, 5 процентов). Также, как и транспортировка, эти отрасли связаны с угольной промышленностью и зависят от ее заказов. И размеры потерь занятости в этих отраслях, 4–5 процентов, близки к тем, что характерны для углепрома (5,7 процентов).

Конечно, львиная доля сокращений на сегодняшний день зависит не от автоматизации, а от других причин, тем не менее специалисты утверждают, что ее доля в названных значениях будет нарастать.

От этого никуда не деться: внедрение новых технологий повысит конкурентоспособность отечественных предприятий. Выйти из кризиса возможно за счет удешевления угледобычи, считают специалисты. А добиться этого можно благодаря роботизации и широкомасштабному внедрению экологически чистых технологий получения из угля продуктов с высокой добавленной стоимостью.

Считается, что цена рабочих мест в угольной промышленности Кузбасса исключительно высокая как для общества, и для самих рабочих. Аналитики предлагают создавать их на других производствах. Для Кузбасса то же машиностроение в альтернативной энергетике было бы реальным шансом избежать крайне болезненного экономического кризиса.

Апокалипсис на рынке труда откладывается

Добывающая промышленность стоит в авангарде автоматизации рабочих процессов. Если говорить о явлении в общем, то исследователи убеждены, что роботизация станет основным фактором потери работы в этом веке. И даже тысячелетии.

Новые технологии оказывали значительное влияние на рынок труда, начиная с промышленной революции. Их внедрение всегда вызывало краткосрочную потерю работы, однако эти процессы не привели к массовой безработице.

Сторонники технопрогресса утверждают, что из-за роботизации исчезнут те рабочие места, на которых работодателям было сложно удерживать персонал. Автоматизация заменит рутинные, опасные, грязные операции и сделает жизнь лучше, считают сторонники технологий. Роботизация вызовет кратковременную потерю рабочих мест, но освободившееся пространство на рынке труда все равно с течением времени заполнится. А автоматизация труда хоть и сокращает число рабочих мест, но в то же время делает товары дешевле, повышает покупательскую способность людей и формирует новые рабочие места в других отраслях. Конечно, количество вакансий для низкоквалифицированного персонала будет снижаться, но это значит только, что потребуются значительные инвестиции в образование — как от самих корпораций, так и со стороны государств.

В будущем, как и в прошлом, технологические изменения, вероятнее всего, приведут к росту производительности и доходов, что повысит необходимость дополнительной рабочей силы. Но сейчас даже невозможно представить те рабочие места, которые будут созданы. Кто бы сто лет назад мог предположить, что возникновение в нашей жизни автомобилей, приведет к развитию индустрии ресторанов и мотелей?

Предположение

Андрей Митрофанов, аналитик «Военного обозрения», в статье «Роботизация промышленности: угроза безработицы или основа экономики будущего?» предположил, что на пути ко всеобщей роботизации нас ждет несколько этапов.

«На первых порах, пока роботизация будет затрагивать незначительную часть населения, перемещение трудовых ресурсов возможно в рамках отдельных предприятий. Например, внедрение сварочного РТК позволит нарастить производительность, увеличить объем производимых изделий и перевести сварщика на те участки, где автоматизация невозможна или нерентабельна (такие участки есть почти всегда). Или предприятие может организовывать курсы обучения для смены специализации сотрудников, потерявших работу в результате роботизации. То есть учиться и переучиваться придется в любом случае, желающих получить специальность токаря 2-го разряда и жить с этим до пенсии в лучшем случае ждет пособие по безработице или совсем уж низкооплачиваемые вакансии, не требующие квалификации.

На следующем этапе, с возрастанием объемов роботизации, могут уже потребоваться решения по созданию рабочих мест и переквалификации граждан на уровне регионов. Необходимы будут базы потребностей предприятий для обеспечения быстрого перемещения рабочей силы между предприятиями региона.

Ну и, наконец, на определенной стадии роботизации промышленности может быть реализован принцип базового безусловного дохода, гарантирующий гражданам некую минимальную сумму заработка, обеспечивающего начальный уровень проживания. В дальнейшем он может быть увеличен за счет выполнения социальных работ, государственной службы или коммерческой деятельности. Звучит фантастически, практически как коммунизм, тем не менее даже сейчас такая возможность уже рассматривается некоторыми странами (в Швейцарии проводился референдум по данному вопросу), а лет через 30–50, когда роботизация станет глобальным явлением, безусловный базовый доход может стать не благим пожеланием, а объективной необходимостью…»

Для человечества в целом глобальная роботизация и внедрение базового безусловного дохода будут означать еще один виток естественного отбора, когда одни выберут путь пассивной деградации, а другие используют освободившееся время для личностного роста, обучения и саморазвития.

Евгения Райнеш


Вердер Сайнтифик 2021