Проходчик, забойщик, горноспасатель….

Беседуешь с таким человеком и понимаешь: кто-то свое здоровье пролеживает на диванах, находя отговорки, а кто-то преодолевает трудности


Военное детство, шахта, отряд горноспасателей, спорт... Такие темы пунктиром прошли в нашей беседе с Леонидом Кузнецовым. Который родился аж в 1933 году и до сих пор в светлой памяти, здравом уме и с твердой рукой. Зрение вот сохранить не удалось, но и его отсутствие не стало преградой для ветерана труда — каждый день он выходит на спортивные пешие прогулки. Иногда и пробежки.

Родился Леонид в деревне Анжеро-Судженского района в семье крестьян. Причем он запомнил, что его родители ни одного класса школы не закончили. Мама даже читать со временем разучилась. А отец все же смог закончить курсы тракториста и работал на технике. Конечно, из детства особо ярко запомнились военные годы.

— 6 июля 1941 года отца призвали в армию, — рассказывает Леонид Федорович. — Вернулся он 6 сентября 1945-го. Всю войну прошел связистом. Награжден был «За отвагу», «За взятие Праги», «За победу над Германией». Почти целым вернулся, повезло. Был контужен и без большого пальца на ноге, отморозил его. Вот по этим причинам его не отправили на восток воевать с японцами. А так-то он сообразительным был. Один случай помню, рассказывал. Налетели немецкие самолеты, укрыться особо негде. Но отец нырнул в выгребную яму. Остальные побрезговали. Так все отделение и погибло. Отец выжил, но над ним еще месяц подшучивали — откуда дерьмом пахнет? Солдатский юмор… Отец говорил, что ему много раз очень сильно повезло.

Леня же к началу войны успел закончить только первый класс. Болел тифом, пропустил год обучения. А потом война… Дети работали все лето в колхозе и еще пару недель в сентябре.

— Мы гордились тем, помогали своим родичам в эти годы войны, — говорит Леонид Кузнецов. — Мы гордились, что хоть чем-то помогаем фронту, куда ушел почти у каждого отец или брат. Поскольку я был еще маленький, то мы с ровесниками возили на лошадях силос, сено, зерно. Более тяжелой работы нам не доверяли.

По воспоминаниям жилось в военные годы «не очень хорошо». Но не голодали,. В отличие от городских. Кормили на полевых работах детей как взрослых — клали каждому по куску мяса. Кроме того, у семей были большие огороды, соток по пятьдесят. Потому овощей на столах хватало. Еще и на продажу в город оставалось. Особенно хорошо шел выращенный крестьянами табак.

— Победу я встретил в четвертом классе, — продолжается рассказ. — У нас учитель был, нога у него до колена ампутированная. Так он, когда пришла весть о Победе, до уровня парты прыгал от радости на одной ноге. Радиогромкоговорителя в деревне не было, поэтому весть получил почтальон по телефону. Пробежался по всей деревне, рассказал. Радовались, плакали. И ведь что помню: еще в марте или апреле по деревне слух ходил, что именно 9 мая Победа будет. А еще много плакали, когда фронтовики стали возвращаться. Одни от радости, другие вспоминали погибших родственников. Много погибло. Вернулась лишь треть. Многие было раненых. Целым с войны никто у нас в деревню не вернулся.

После школы Леонид решил в деревне не задерживаться. Все же жизнь колхозника нелегка. А потому переехал в Анжеро-Судженск, поступил в горный техникум. После окончания в 1953-м был направлен в Прокопьевск, на шахту имени Молотова.

— И ведь какую хорошую стипендию платили! — восклицает Леонид Федорович. — На нее прожить можно было! Не то, что сейчас платят студентам. Да к тому же многие сами платят за учебу. А тогда такое было немыслимо.

Призвали в армию, отслужил, вернулся снова работать в шахту. Отучился на горном факультете в Томском политехе, где увлекся спортом. Занимался бегом, многоборьем. И снова работал на шахтах. Но бег не забросил. Детей к нему приучал, сам три раза пробежал полный марафон. Лучший личный результат — четыре часа и одна минута. В возрасте 56 лет.

— Работал проходчиком, забойщиком, мастерил на шахтах «Ноградская» и имени Калинина, — говорит ветеран труда Кузнецов. — Шахтеры очень дружные люди. Опасность работы сплачивает. Меня и под щитом по горло засыпало. Но друзья спасли. Вышел на-гора, еще и наряд дал спокойно, все как положено, и уже только когда вернулся в общежитие, страх пришел от произошедшего. Но таких случаев было много на шахтах тогда. Треть по причине человеческой ошибки. Но в основном по причинам непредсказуемым. Был у меня случай: мужики из забоя уже ушли, я спустился замеры сделать. Замерил, два метра угля мужики «взяли». И только-только сам ушел на квершлаг, как выброс угля в том забое случился. Пятьдесят трехтонных вагонеток вывезли высыпанного угля. Повезло нам всем, что случилось все в пустом забое. Как это можно было предсказать? Работа трудная, но мы и после работы спортом занимались. Участвовали в соревнованиях. До сих пор храню фотографии тех лет.

В 1979 году я перешел в горноспасательный отряд. Понравилась мне дисциплина у горноспасателей, как они слаженно и дружно работают. Но работа тяжелая была. Аварий много происходило. Ведь и шахт тогда было много. В отряде горноспасателей я отработал 22 года. Из них 18 уже после выхода на пенсию. Работал бойцом, помощником командира взвода, потом помощником командира отряда, районным инженером. У нас уже в 80-м году в отряде были компьютеры иностранного производства, на них и работал. Оформлял аварии на компьютере. Вводил данные, переправлял информацию в центральный штаб ВГСЧ. Как-то получилось, что я быстро освоил компьютерную грамотность. Вот там зрение я и посадил. Хотя думаю, что причиной первой была травма в шахте в 1967-м. Мне тогда кусок угля пробил каску и голову. Но отлежался, а к медикам обращаться не стал по травме. Иначе бы статистика на шахте «Ноградская» по травматизму была бы очень плохая. И наказали бы нас крепко. В 2001 году я только уволился из ВГСЧ. По здоровью, давление стало подводить. Но до сих пор занимаюсь спортом, по праздникам с друзьями «прочищаюсь». Могу сказать, что за всю жизнь никогда не пил один и никогда не курил. И всегда занимался спортом. Чего и всем советую.

Леонид Федорович неоднократно в беседе упоминал о пользе спорта. Он и сейчас ходит от шести до одиннадцати километров в день. Маршруты помнит наизусть. И слепоту не считает уважительной причиной для отказа от занятий. Беседуешь с таким человеком и понимаешь: что кто-то свое здоровье пролеживает на диванах, находя отговорки, а кто-то преодолевает трудности. И за это получает награду в виде долгой насыщенной жизни. Леонид Кузнецов хорошо разбирается в новостной повестке дня, в современной политической ситуации и даже попросил написать такую фразу: передайте через статью от меня такой «привет» либералам — мы детьми в войну сами хотели помогать фронту и работали не из-под кнута, а по доброй воле.

Игорь СЕМЕНОВ


Вердер Сайнтифик 2021