Вулкан обогащающий

Ученые Томского политехнического университета изучают минералого-геохимические особенности комплексного оруденения в пласте XI на юге и севере Кузбасса, где обнаружен пепел вулканов Монголии


Команда выявляет новые редкометалльно-угольные месторождения, чтобы увеличить сырьевую базу стратегически важных металлов и восстановить историю Земли на момент их формирования. Последние результаты исследования опубликованы в журнале Ore Geology Review.

За подробностями работы «УК» обратился к Сергею Арбузову, научному руководителю исследования, профессору отделения геологии Томского политехнического университета.

— Какова итоговая цель гранта Российского научного фонда, который вы выиграли в 2018 году?

— Угли пласта XI в Кузнецком бассейне представляют собой полиметалльные руды Nb-Ta-Zr-Hf-Y-REE-Ga состава. Нам предстоит разобраться с механизмом образования таких руд, создать модели формирования месторождений подобного типа, а в итоге — разработать комплекс поисковых критериев для эффективного прогнозирования и выявления аналогичного оруденения на ранее не исследованных территориях.

— Ваша работа доказывает, что источник редких элементов в изученных углях — вулканический пепел. Откуда он взялся?

— На планете пару раз в тысячелетие происходят катастрофические извержения вулканов. Засыпает пеплом всю планету. По моему предположению, когда-то произошло мощное катастрофичное извержение вулкана, и пепел осел на территории Кузбасского и Минусинского бассейнов — там, где это можно увидеть. Сибирскую территорию покрыло пеплом слоем от 5 до 20 сантиметров. Пока мы доказали, что этот пепел есть на юге, теперь пытаемся доказать, что он есть и на севере. Пришел он из Монголии, где мы изучали угольные пласты поздне-карбонового возраста. Там было много вулканов, которые часто извергались, и пепел от которых летел и достигал дальних расстояний, затем попадал в торф. А то, что попало в торф, — там и остается. То же самое и с углем. Происходят преобразования, перераспределяются элементы, выносятся агрессивными торфяными водами — эти воды настолько агрессивные, что могут разложить даже такой минерал, как циркон. Но если условия для выноса неблагоприятные — элементы могут сформировать минеральную форму. Все это мы и исследуем.

— Вы работаете на угольных предприятиях Кузбасса, всегда ли их руководство идет вам навстречу?

— Большинство геологов в Кузбассе — выпускники Томского политехнического университета. Они и помогли попасть на XI пласт. Ранее он был вскрыт на шахтах имени Шевякова, Ленина, но обе они сегодня не работают. Поэтому взяли пробы из 7 сечений этого пласта, в том числе одно на новом Распадском разрезе. И уже в Томске, в лаборатории, использовали большой комплекс методов, чтобы определить — как именно все образовалось.

Но ваш вопрос довольно актуален. За свою практику я побывал, наверное, где-то на 60 угольных предприятиях России. И вот впервые в жизни в текущем году столкнулся с тем, что не пускают проводить исследования в одной из шахт Кузбасса. Правда, переговоры пока велись без моего участия…

— Логично предположить, что дорогие химические элементы в составе угля могут обогатить собственника?

— Как раз наоборот. Подтвержденный факт их наличия может стать головной болью, если эти элементы кто-то (государство) заставит извлекать. Дело в том, что их ресурсов не так много для создания окупаемого производства. Другое дело, когда страна создает производство, а все угольные компании поставляют сырье… Еще вариант: зола после сжигания редкометалльных углей накапливается, чтобы когда-то в будущем попасть на производство.

— Как-то обидно, что дорогущие элементы — выбрасываются?

— Вполне логично для системы, которая оценивает в первую очередь прибыль. В Кузбассе высококачественный уголь, для добычи и продажи которого условия созданы. Там, где есть условия для извлечения дорогих дефицитных элементов, они извлекаются и поставляются на рынок.

— Ваше исследование позволяет выявить новые редкометалльно-угольные месторождения, чтобы увеличить сырьевую базу стратегически важных металлов. Вероятно, оно привлекло внимание мировой научной общественности?

— Мне с коллегами было очень приятно получить награду «for best refereed paper in Coal and Hydrocarbon Source Rock Geochemistry» — за лучшую публикацию в области геохимии угля и нефтематеринских пород в прошлом году. Обычно делаешь свое дело и не ожидаешь признания, а здесь все было неожиданно и потому особенно ценно.

— Примите поздравления от нашего журнала. Всегда ждем в гости в Кузбасс.

Лариса Филиппова


2021-Интекпром