TECH MINING RUSSIA 2020


Обзор СМИ


В ожидании углеродного сбора
25.09.2020


Бизнесмены и чиновники обсудили углеродный сбор ЕС на деловом завтраке в рамках Тюменского нефтегазового форума 2020

В ближайшее время ЕС введет углеродный сбор, но конкретные параметры нового налога пока не ясны. К чему нужно готовиться российскому нефтегазу, бизнесмены и чиновники обсудили на деловом завтраке в рамках Тюменского нефтегазового форума 2020.

Спикеры мероприятия были едины во мнении: мы живем в эпоху большого энергетического перехода. Так, например, председатель Союза нефтегазпромышленников Юрий Шафраник заявил, что этот процесс идет примерно с 2010 года и, по его оценке, займет 25 лет. Он считает, что «новая система энергетики будет гибридной», то есть смешанной. По его словам, в Европе процесс декарбонизации носит необратимый характер: он может идти быстрее или медленнее, но его уже не остановить.

С ним согласен первый вице-президент компании ЛУКОЙЛ Азат Шамсуаров: «Мир не стоит на месте, он меняется намного быстрее, чем мы это себе представляем». Азат Шамсуаров отметил, что в компании внимательно изучают публичные выступления руководителей европейских энергетических компаний Shell, Total, BP, Eni и др. «Большинство из них уходят на возобновляемые источники энергии. Корпорации делятся пополам: одна половина занимается традиционными ресурсами, другая — сосредотачивается на ВИЭ и зеленых углеводородах». Первый вице-президент ЛУКОЙЛа рассказал, что в компании учитывают климатическую повестку, но делают это с осторожностью. «За прошлый год ЛУКОЙЛ принес в бюджет 1,5 трлн рублей. И говорить о том, что мы в одночасье меняем стратегию развития нашей компании и в связи с этим перестаем платить налоги государству, — это неправильно».

Денис Храмов, первый заместитель министра природных ресурсов и экологии, призвал дождаться международного законодательства, которое сейчас находится на стадии разработки. При этом чиновник подчеркнул, что на сегодняшний день существует много методологических противоречий, с которыми предстоит разбираться. Так, например, «в Европе оценивается поглощающая способность только управляемых лесов. А у нас гигантский массивы лесов, где не ведется лесное хозяйство». Такой подход нужно пересматривать, уверен Денис Храмов.

С критикой позиции Евросоюза выступил и Сергей Вакуленко, руководитель департамента стратегии и инноваций «Газпром нефти»: «Когда мы начинаем смотреть, как устроен подход европейских регуляторов, мы начинаем ощущать, что их интересует не только и не столько борьба с выбросами СО2. Это начинает выглядеть как протекционизм. Разумным было бы законодательство, которое было бы технологически нейтрально, слепо, которое не субсидировало бы, например, тот или иной вид транспорта (электромобили против автомобилей), а действительно бы устанавливало справедливую цену на СО2».

Сергей Вакуленко привел наглядный пример. Обычный автомобиль за срок своей жизни «выкидывает» примерно 20-25 тонн СО2. Нейтрализация этого объема СО2 с помощью специальных технологий обойдется около $6 тысяч. «Как мы понимаем, электромобиль стоит дороже, чем автомобиль. Но при этом регуляторы склонны стимулировать именно электромобили в ущерб бензиновому автомобилю. Европейцам предлагаются более дорогие методы борьбы с СО2. Не говоря о том, что для человечества было бы гораздо проще перевести угольные станции в развивающихся странах на газ, и тем самым мы сэкономили бы больше СО2, чем выбрасывает весь транспортный поток мира», — пояснил эксперт.

Также он отметил, что «добыча и даже переработка нефти и газа являются не столь энергоемкими процессами, поэтому по сравнению со многими другими отраслями нефтянка уже достаточно легкая в плане своего углеродного следа». Сергей Вакуленко рассказал, что в компании давно занялись повышением эффективности производства: «Например, управляя заводнением месторождения с помощью более точной цифровой модели, можно достаточно сильно снизить количество воды, которое прокачивается через пласт. Соответственно, вы экономите электроэнергию при нагнетании воды в пласт, подъеме жидкости из пласта, сепарации. Таких решений много».

По мнению спикера, сегодня «надо начинать прямой откровенный разговор с Евросоюзом и привлекать на нашу сторону страны ОПЕК, США, Китай с тем, чтобы борьба за снижение CO2 пребывала в зоне технологической нейтральности… Если повестка будет протекционистской, чтобы мы тут не делали, в этой игре мы всегда проиграем».

Резок в своем выступлении был и замминистра энергетики Павел Сорокин.

«Тема декарбонизации — актуальная и важная, но, к сожалению, первое, что приходит в связи с этим на ум, — это цинизм и лицемерие»,

— отметил спикер. По его словам, «когда приводятся примеры про ВИЭ, мы все прекрасно понимаем, что такая энергетика до сих пор не может существовать без субсидий и безграничного финансирования». Замминистра отметил, что к вопросам снижения углеродного следа надо подходить реалистично: «Если мы будем обкладывать дополнительными налогами нашу промышленность, то это может оказаться большим бременем. Мало того, что у нас ставки финансирования под все проекты очень высокие и налоговая нагрузка в углеводородном сегменте тяжелая, надо еще понимать, что, если углеводородам осталось 30-40 лет, когда они будут иметь ренту, нам нужно успеть, чтобы эти ресурсы не остались в земле. Мы должны приложить максимальные усилия, чтобы пустить их на благо экономики, чтобы тот инвестиционный ресурс, который в них есть, был использован».

Аркадий Дворкович, председатель Фонда «Сколково», подчеркнул важность предсказуемой налоговой системы для отрасли и риск переусердствовать во взимании дополнительных налогов. «Мы все полагаем, а Минфин располагает, — отметил Аркадий Дворкович. — На днях это было очень наглядно показано при внесении законопроекта, касающегося и нефтяного сектора. За пару дней отсекли 30-40% новых проектов, выведя их за рамки рентабельности. То, что сделал Минфин, это сделано на один год, когда понадобились дополнительные деньги. Но на 15 лет подход должен быть абсолютно другим».

http://oilcapital.ru/article/general/24-09-2020/v-ozhidanii-uglerodnogo-sbora


2020-Выставка ВНОТ