Обзор СМИ


Добыча угля под гарантии бюджета
20.04.2018


Правительство разрешило концессию для дороги Кызыл—Курагино

Как выяснил “Ъ”, после десяти лет согласований все же начинается реализация концессии по строительству железной дороги Кызыл—Курагино стоимостью 192,4 млрд руб. Но один из ключевых вопросов — приоритетный доступ к железным дорогам на Дальний Восток для ТЭПК Руслана Байсарова, входящей в консорциум концессионеров и владеющей лицензией на Элегестское месторождение угля,— в распоряжение правительства не вошел. Источники “Ъ” указывают, что риски для государства остаются высокими: за недостижение плановой выручки от продажи угля перед концессионером ответит бюджет.

 Дан старт концессионному соглашению на строительство железной дороги Кызыл—Курагино длиной 410 км, которая свяжет угольное месторождение Элегест с Транссибом. Правительство подписало распоряжение о его заключении, рассказали “Ъ” два источника в отрасли и подтвердили в аппарате вице-премьера Аркадия Дворковича.

Проект Кызыл—Курагино стоимостью 192,4 млрд руб. реализуется по концессии сроком на 30 лет (с октября 2018 по декабрь 2048 года) Концедент — Росжелдор, концессионер — специальная проектная компания (СПК), где по 47,5% принадлежит ТЭПК Руслана Байсарова, владеющей лицензией на Элегест, и УК «Лидер», еще 5% — ОАО РЖД. 15% инвестиций — собственные средства концессионера, остальное СПК займет. Плановый объем перевозок — 15 млн тонн в год.

Соглашение не могли заключить более десяти лет. Как говорил “Ъ” в ноябре 2017 года замминистра транспорта Алан Лушников, у него к проекту личное отношение: «На ПМЭФ в 2008 году, когда я исполнял обязанности руководителя Росжелдора, я подписывал инвестсоглашение с инициатором проекта, им тогда был Сергей Пугачев (бенефициар обанкротившегося потом Межпромбанка.— “Ъ”). Почти десять лет прошло, Сергей Пугачев за границей, ветка не строится. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы этот проект был реализован».

В соглашении предусмотрена компенсация концедентом минимальной гарантированной доходности (МГД), за счет которой покрывается недополученная выручка концессионера, если вывоз грузов оказывается ниже плана. СПК компенсируется и разница между фактическим тарифом и закрепленным в финмодели.

Минтранс предлагал внести пункт, подразумевающий приоритет на железной дороге для отправителей грузов с объектов концессионных соглашений, заключенных на условиях МГД. Как пояснял “Ъ” источник, знакомый с ситуацией, это необходимо для того, чтобы государство, уже гарантировавшее через МГД концессионеру вывоз грузов, не несло убытки в случае каких-либо сбоев при их пропуске по общей инфраструктуре. Но ряд ведомств, отмечает собеседник “Ъ”, настаивали на сохранении равенства. В ФАС еще в марте говорили “Ъ”, что дискуссий по приоритету не ведется — вопрос не имеет отношения к концессионному соглашению, а объемы инвестора учтены в проекте расширения БАМа и Транссиба. В итоге положение о приоритете в распоряжение не вошло.

В ТЭПК “Ъ” пояснили, что с ОАО РЖД в 2013 году заключено соглашение, по которому монополия намеревается обеспечить перевозку 15 млн тонн угля в год от Курагино к портам Дальнего Востока. Также, отмечают в ТЭПК, в мае 2017 года ОАО РЖД уведомило компанию, что в проекте модернизации БАМа и Транссиба учтена потребность вывоза 12 млн тонн грузов к 2020 году, еще 3 млн тонн будут учтены в мероприятиях по развитию инфраструктуры после 2020 года. «Таким образом, пропускные и провозные способности для вывоза 15 млн тонн угольного концентрата в год с учетом выхода проекта на проектную мощность в 2024 году будут обеспечены»,— поясняют в ТЭПК. В ОАО РЖД отмечают, что реализуют проект развития участка Междуреченск—Тайшет, направленный на обеспечение к 2020 году перевозок на восток 15 млн тонн грузов с Кызыл—Курагино, в том числе 12 млн тонн угля с Элегеста.

Источник “Ъ”, знакомый с ходом согласования проекта, говорит, что риски федерального бюджета по этому проекту так и не удалось сбалансировать.

Другой собеседник “Ъ” объясняет, железнодорожная инфраструктура в направлении Дальнего Востока заполнена другими угольными потоками (например, от СУЭК). Вывоз грузов с Элегеста гарантируют только соглашения, стороной которых является ОАО РЖД, говорит он, но не все из них носят обязывающий характер, а отвечать перед ТЭПК за вывоз будет бюджет. Источник “Ъ”, знакомый с ситуацией, говорит, что, возможно, нужен механизм, позволяющий контролировать риски. В ТЭПК же отмечают, что «инвестору пришлось пойти на создание дополнительных резервов для минимизации рисков государства при создании необходимой всем инфраструктуры».

https://www.kommersant.ru/doc/3606998