Обзор СМИ


Угольная пыль раздора
21.05.2018


Быстрый рост экспорта угля опередил расширение специализированных мощностей по его перевалке, и это ухудшило экологическую обстановку в ряде портовых городов России. Инвестиции в технологии пылезащиты и в строительство профильных терминалов позволит в ближайшие два-три года решить проблему угольной пыли в портах

Россия — третий в мире экспортер угля. 154 млн тонн ископаемого топлива, почти 90% экспортных поставок ушли в прошлом году за границу морем. Уголь — один из самых массовых навалочных портовых грузов, на него приходится каждая пятая переваленная российскими портами тонна. За 2017 год объем перевалки угля вырос на 13 с лишним процентов, уступив только рекордному приросту экспорта зерна (более 30%).

Залив Находка — главный пункт экспорта российского угля

Основной прирост грузопотока угля обеспечили порты Приморского и Хабаровского краев. Здесь действуют три крупных специализированных угольных терминала из шести, учитываемых «Росморпортом»: порт Восточный в Находке (23,2 млн тонн в год), терминал «Дальтрансуголь» (24 млн тонн) в Ванино и порт Посьет (5,9 млн тонн). Остальные три находятся на Балтике — два в порту Усть-Луга и один в Высоцке

Большой порт Санкт-Петербурга оказался единственным портом в черте города, откуда ушла перевалка угля

Однако за последние десять лет угольные грузы пришли на причалы портов, ранее не имевших дела с углем. При трехкратном росте перевалки угля число стивидорных компаний, работающих с углем, увеличилось с 43 в 2006 году до 61 в 2016-м. Уголь обеспечивал высокую рентабельность перевалки, и неофиты-стивидоры об обеспечении должной экологической защиты зачастую не задумывались.

Находка в полной мере ощутила на себе последствия неравномерного роста угольного экспорта. Через 12 терминалов в заливе Находка, объединенных в два порта — Восточный и собственно Находка, перегружается почти 46 млн тонн угля, или 30% всего морского экспорта угля в России. Портовые мощности, которые ранее были заняты экспортом рыбы, леса, контейнерных и генеральных грузов, быстро обрастали горами угля, который круглосуточно перегружали в стоящие у причалов суда. При этом комплексная система защиты и борьбы с пылью была создана только в порту Восточный. Из оставшихся 11 терминалов систему водного орошения имела только одна компания, а снеговые пушки как самый дешевый способ борьбы с пылью использовались только на пяти терминалах, непосредственно примыкавших к жилой застройке в самой Находке. Портовики работали с углем как с обычным инертным грузом вроде песка или щебня.

Быстрее всего рос экспорт через Усть-Лугу на Балтике

Проблема вышла на федеральный уровень в июне 2017 года, когда на прямой линии с президентом Владимиром Путиным школьник из Находки рассказал о критической ситуации в городе. Проблема угольной пыли в Находке подтолкнула выступления местных жителей и активистов и в других крупных угольных портах — в Приморье, Хабаровском крае, Мурманской и Ленинградской областях. Начались многочисленные проверки угольных терминалов на предмет соблюдения ими санитарно-эпидемиологических норм, а в Госдуме был оперативно подготовлен законопроект, предусматривающий запрет на открытую перевалку угля в черте городов в течение двух лет.

Тогда представители угольщиков и портовиков указывали, что принятие закона приведет к закрытию 23 морских терминалов (из них половина расположена в Находке и ее окрестностях), на которые приходится 43% всей перевалки угля. Компромиссом в этой ситуации стала точечная работа региональных властей и федеральных надзорных органов с угольщиками, в ходе которой владельцы угольных терминалов пошли на частичные уступки, согласившись ограничить перевалку угля при неблагоприятных погодных условиях, вложиться в приобретение систем пылезащиты и пылеподавления, а в некоторых случаях и прекратить перегрузку угля на наиболее проблемных причалах.

Быстрее всего рос экспорт угля через малые и сверхкрупные терминалы

«Портам необходимо дать разумное время для перехода на наилучшие доступные технологии (НДТ), — считает заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий Александр Григорьев. — Без разработанного и утвержденного регулирующим органом плана перехода к НДТ порт не сможет получить комплексное экологическое разрешение, необходимое для продолжения работы. Неспециализированный порт вблизи жилой застройки должен использовать иные, возможно, более затратные технологии и оборудование по сравнению со специализированным угольным терминалом, находящимся в десятках километров от ближайшего населенного пункта».

Вагон — ковш — трюм

Самый незамысловатый способ портовой перевалки угля — его перегрузка кранами, оборудованными ковшами-грейферами. Таким способом на суда перегружается порядка 80 млн тонн — чуть более половины общего объема угольной перевалки. Этот способ медленный и пыльный. Потери угля при таком способе перегрузки достигают 0,5%, то есть над терминалом средних размеров за год в виде взвеси пыли в воздухе оказывались десятки тысяч тонн угля, осаждающихся в акватории порта и над жилыми районами.

Ряд современных крупных специализированных угольных терминалов оснащаются вагоноопрокидывателями. Пыль при выгрузке подавляется сухим паром. Далее уголь по крытым ленточным транспортерам подается на склад, где дожидается своей судовой партии. К примеру, в порту Восточный один углепогрузчик засыпает в трюмы судна по три тысячи тонн угля в час, а обычный портальный кран грузит только семь-восемь тысяч тонн в смену (см. «Восточный порт отвоевывает рынок технологиями», «Эксперт» № 29 за 2017 год). При этом потери угля в виде пылевых взвесей сокращаются до 0,1%.

Среди владельцев крупнейших угольных терминалов только один холдинг напрямую не занимается угледобычей 105-05.jpg

Среди владельцев крупнейших угольных терминалов только один холдинг напрямую не занимается угледобычей

Легкие шахтера

Сама угольная пыль в чистом виде является почти химически инертным веществом. Основные риски для человека возникают при многолетнем проживании в районах с повышенной концентрацией пыли в атмосферном воздухе. При этом частицы пыли усиливают негативное влияние на человека других видов загрязнений, выступая в роли адсорбента, поглощающего химические соединения, которые могут вызвать различные заболевания, в том числе онкологические.

«Многолетние исследования на угольных шахтах показали, что длительное (более двадцати лет) вдыхание этой пыли в концентрациях, в десятки раз превышающих гигиенические нормативы, приводит к развитию профессиональных заболеваний — антракоза, антрокосиликоза или пылевого бронхита. Угольная пыль, витающая в воздухе, может адсорбировать оксид углерода, пары толуола, 3,4-бензопирена и другие токсические вещества, а также болезнетворные микроорганизмы, вирусы, грибки», — рассказывает ведущий научный сотрудник НИИ гигиены труда Александр Чеботарев. По его словам, загрязнение кожных покровов может привести к нарушению их функций и ведет к появлению трещин, сыпи, а при попадании микроорганизмов может развиваться гнойничковое заболевание кожи — пиодермия. Попадая в глаза, пыль способна вызывать воспалительный процесс слизистых оболочек — конъюнктивит.

По данным Дальневосточного научно-исследовательского проектно-изыскательского и конструкторско-технологического института морского флота, нормативы определения предельно допустимых концентраций (ПДК) угольной пыли в воздухе до сих пор не разработаны, а при оценке запыленности воздуха используются ПДК, разработанные для неорганической пыли.

Позитивный опыт

Проблема пыления угля для крупнейших угольных терминалов мира не нова. Угольные терминалы со значительными объемами перевалки часто располагаются в непосредственной близости от жилой застройки. Идеальным такое соседство не назовешь, но системы пыле- и ветроподавления позволяют минимизировать отрицательные последствия.

Грузооборот крупнейшего в мире угольного порта Циньхуандао в Китае, принимающего импортный уголь из Австралии и Индонезии, в прошлом году превысил 226 млн тонн. В Роттердаме, основном угольном хабе Северной Европы, два терминала принимают за год 130 млн тонн угля.

Три терминала в порту Ванкувера, ориентированные на рынки Юго-Восточной Азии, в год отправляют почти 60 млн тонн угля. Это больше грузооборота всех терминалов в заливе Находка и сравнимо с перспективными мощностями всех строящихся и действующих терминалов в районе Ванино. Грузооборот Neptune Terminals в Ванкувере превышает 18 млн тонн угля в год, а расстояние до жилых районов составляет менее 200 метров. При этом самая большая экспортная площадка Westshore Terminals вынесена на специально построенной насыпи на четыре километра в акваторию пролива Джорджия.

Угольный терминал времен СССР в латвийском Вентспилсе, входящий в сферу интересов компании «Заречная» из Кузбасса, перевалил в 2017 году 4,5 млн тонн угля, притом что расстояние от исторического центра города до углепогрузчиков не превышает 180 метров. Снизить запыление удалось за счет сооружения крытого склада угля и возведения крытых галерей над ленточными транспортерами, доставляющими уголь от склада к судну.

Умный забор, снег, вода и пар

«Эффективно можно улавливать и осаживать до 80–85 процентов угольной пыли в границах терминала», — считает директор по развитию инжиниринговой компании «Морстройтехнология» Сергей Семенов. Вопрос борьбы с пылью технически решаем, но требует от оператора терминала крупных вложений и неукоснительного соблюдения технического регламента работы и учета местных микроклиматических условий.

Пыление угля зависит от марок угля и природных условия места перевалки. Пыль возникает при погрузке и транспортировке угля, порты являются лишь местом наибольшей концентрации угольной пыли, хотя железная дорога (основная масса угля доставляется к портам в открытых полувагонах) тоже серьезный источник пыли. По независимым оценкам, при перевозке угля мелких фракций на 500 километров из одного вагона выдувается до 0,5–0,6 тонны угля. В целом угольные эшелоны каждый год выбрасывают в воздух от трех до пяти миллионов тонн угольной пыли.

«Идеальной технологии и панацеи от угольной пыли не существует. Основные методы борьбы с пылью работают только во взаимодействии друг с другом. В разных странах применяются разные комбинации. Методы уменьшения запыленности следует применять по мере уменьшения их “простоты” и увеличения их стоимости. Самый первый шаг — орошение штабелей с углем водой, снежной взвесью, сухим паром из стационарных или передвижных водяных пушек летом и снегогенераторов — зимой. Во-вторых, требуется регулярно убирать территорию с помощью вакуумных уборщиков. В идеале, если есть возможность и свободная территории, следует озаботиться и созданием лесозащитной полосы. Затраты на это составляют от нескольких миллионов до десятков и даже сотен миллионов рублей», — рассказывает Сергей Семенов.

Следующий этап борьбы с пылью подходит для терминалов с оборотом в несколько миллионов тонн. К этой группе мероприятий относятся строительство ветрозащитных стенок, создание укрытий вокруг наиболее «пыльных» операций по перевалке угля, прежде всего зон разгрузки вагонов. Переход от простой перевалки угля из открытого склада с помощью крана к автоматизированной выгрузке вагонов и конвейерной транспортировки угля от склада к судну требует, по оценке Сергея Семенова, затрат в сотни миллионов и миллиарды рублей.

Существуют и технологии строительства закрытых терминалов, когда уголь выгружается из вагонов, хранится, сортируется и грузится в балкере, не попадая на открытый воздух. Другая технология, по которой работают некоторые зарубежные терминалы малых и средних размеров, — перегрузка угля в специальные контейнеры, которые в таком виде и грузятся на судно.

Но на крупнейших терминалах мира, как и в новых российских угольных портах, закрытой перевалки угля нет. На то есть ряд причин, в первую очередь себестоимость строительства, а для России и отсутствие строительных норм проектирования крупных угольных складов. Но главное даже не деньги. Все технологии закрытой перевалки угля таят в себе другую страшную угрозу, о которой знают не понаслышке шахтеры. Речь идет о высокой взрывоопасности воздушной угольной взвеси, что намного катастрофичнее собственно запыления.

Заместитель генерального директора компании СУЭК (владеет Морским торговым портом Мурманска и терминалом «Дальтрансуголь») Денис Илатовский оценил объем инвестиций в природоохранные мероприятия порта Мурманска за последние два года в 1,2 млрд рублей. Мурманск занимает четвертое место по экспорту угля из страны. От многоэтажной жилой застройки центра города угольные терминалы отделает только железнодорожная станция. Сейчас доля угля в его грузообороте составляет почти 95%. Систему защиты от пыли после перехода порта под контроль СУЭК пришлось создавать с нуля, с учетом требований работы в Арктике.

Самым дорогим из природоохранных проектов стала установка пылеветрозащитных экранов. Предпроектные исследования для них проводились совместно с китайской научно-технической компанией «Шанфэн», математическое моделирование параметров обеспечивал китайский НИИ техники ветрового управления. Китай одним из первых в мире серьезно подошел к строительству пылезащитных стенок нового поколения. Расположение экрана на территории Мурманского порта выбирали с учетом розы ветров, технологии перегрузки грузов на причалах и складах, схемы движения транспорта, а для самих стенок подбирались оптимальная перфорация поверхности и профиль листа, гасящие ветер. Компания приобрела комплекс снеговых и дождевых пушек и вакуумные уборщики на шасси грузовых автомобилей. По словам Дениса Илатовского, за счет этих мер запыленность в воздухе удалось снизить в пять раз.

В крупнейшем угольном портовом холдинге России — Управляющей портовой компании (УПК, работает на специализированных терминалах «Ростерминалуголь» в порту Усть-Луга и в АО «Порт Восточный» в одноименном порту в заливе Находка) — оценили совокупные затраты в природоохранные мероприятия более чем в два миллиарда рублей за пять лет. Оба угольных терминала были построены вне городской черты, рядом с ними нет крупных населенных пунктов. Строительство портов с нуля позволило изначально полностью механизировать прием, хранение и перегрузку угля из вагонов на судно. На открытых площадках уголь только хранится, но все операции с ним производятся в закрытом пространстве, оборудованном системами принудительной очистки воздуха и пылеподавления с помощью «сухого тумана». В порту Восточный система орошения распыляет воду в автоматическом режиме и работает 24 часа в сутки, аналогичная схема пылеподавления работает и в Усть-Луге. Там снизить выбросы пыли позволило и строительство новых перегрузочных станций, которые обеспечивают доставку угля из вагона на судно по крытым галереям, минуя склад открытого хранения. Терминалы прошли сертификацию ISO «Системы экологического менеджмента. Требования и руководство по применению». В УПК отметили, что они одни из первых в стране создали и специализированную систему очистки сточных вод. По данным компании, на терминале в Усть-Луге при перевалке 25 млн тонн угля в год содержание пыли в пределах санитарной зоны оказалось на 40% ниже норматива.

Будущее за крупными операторами

В основных странах-экспортерах доля стивидорных компаний, принадлежащих угольщикам, составляет в среднем 70%. Похожий расклад и в России. У нас на портовые мощности двух крупных холдингов — СУЭК и УГМК — приходится две трети всего угольного экспорта. В совокупности доля аффилированных с угольщиками терминалов приближается к 80%, но большинство стивидоров активно работают и с угольными грузами сторонних добывающих компаний.

Из крупных игроков, напрямую не связанных с добычей, это UCL Holding Владимира Лисина, самым крупным сухогрузным активом которого является ООО «Универсальный перегрузочный комплекс» на Балтике. На Черном море крупный терминал для работы с углем строит в порту Тамань компания ОТЭКО. В 2017 году «Евраз» оформил сделку по продаже своим акционерам Находкинского морского торгового порта, при сохранении контрактов на перевалку угля от контролируемых им угольных компаний.

Если для угольных компаний вопрос с переоборудованием и развитием собственных терминалов упирается в жесткость природоохранного законодательства и позицию надзорных органов, то для независимых операторов, работающих на старых или переоборудованных причальных мощностях, на первый план в среднесрочной перспективе выдвигается конкуренция с крупными специализированными терминалами. Малые терминалы будут отходить от перевалки угля и заместят его другими грузами, говорит генеральный директор «Росинформугля» Анатолий Скрыль. Но для этого на основных направлениях экспорт необходимо иметь не менее одного-двух крупных терминалов с независимым оператором, который будет предоставлять недискриминационный доступ для всех угольных компаний.

http://expert.ru/expert/2018/21/ugolnaya-pyil-razdora/