Обзор СМИ


Шахтерские перемены: как современная техника реорганизует труд горняка
29.08.2018


Это работа не для слабонервных: ежедневный напряженный труд глубоко под землей требует мужества, самоотдачи и уверенности в плече товарища. Шахтер — это профессия для самых настоящих мужчин. И… обворожительных женщин.

В воскресенье, 26 августа 2018 года, Россия отметила День шахтера. Это главный праздник для угледобывающих регионов, особенно – для Кузбасса.

Чтобы узнать, чем живут шахтеры и как работает одна из крупнейших компаний отрасли "СУЭК-Кузбасс", надо хотя бы временно стать таким же героем.

О страхе и смелости

Скажу честно, спуститься в шахту мне не хватило смелости. "Дизель" ("подъемник", спускающий шахтеров в земные глубины) завораживает и пугает. Но для шахтера это обыденный транспорт.

Бригадир участка номер один шахты В.Д. Явленского Евгений Косьмин – машинист горно-выемочных машин. Он потомственный шахтер. В его бригаде трудятся 164 человека. Профессию он себе не выбирал, с юности просто знал – пойдет по стопам отца.

Евгений – передовик производства. Это не модное нынче словосочетание как нельзя лучше подходит к нему и его бригаде. Именно она обладатель мирового рекорда добычи — за месяц один миллион 567 тысяч тонн угля.

Все шахтеры работают в три смены – по восемь часов каждая. Три дня подряд они приезжают на работу в шахту из окружающих городов и поселков (в том числе находящихся на удалении ста и более километров), потом три дня отдыхают. Такой рабочий график установлен для большинства представителей шахтерской профессии в СУЭК.

Там под землей — тяжелый труд

Страшно ли спускаться вниз? Отвечая на этот вопрос, Евгений честно признается, бывает.

"Страх присущ человеку. Мы не роботы. Но об этом никто никогда не говорит. Как трус не играет в хоккей, так трус никогда не будет работать в забое", — поясняет он.

И продолжает: бояться надо, это дает эмоциональный стимул соблюдать нормы безопасности.

В работе Евгению Косьмину нравится все – и подземная темнота, и гигантские машины, и коллектив – в каждом человеке он уверен на сто процентов.

Частый гость под землей — обаятельная, мягкая с виду Марина Козакова. Она мать троих детей и тоже потомственная шахтерка. На шахте она трудится горно-техническим инспектором. Ее главная задача – проконтролировать труд шахтеров, чтобы каждый из них вернулся домой живым и здоровым. Сейчас она уже не представляет себе жизни без "подземки" и дружного коллектива, который ее окружает.

"Мы контролируем работу шахтеров не только по инструкции. Но и по-человечески: беседуем, объясняем, что пренебрежение мерами безопасности может стоить жизни, — рассказывает она. — Кому-то достаточно доброго слова, для кого-то требуется слово покрепче".

И есть результат: в последние годы серьезных происшествий. Не было, наверх поднимался каждый, кто уходил пол землю.

Развенчивая мифы

"Шахтеры перестали возглавлять рейтинги самых опасных профессий. Модернизация делает свое доброе дело", — поясняет технический директор "СУЭК-Кузбасс" Анатолий Мешков.

До 1980-х годов считалось, что на один миллион тонн добытого угля приходится одна человеческая жизнь. Сегодня такого понятия не существует.

Динамика травматизма сократилась на порядок, подчеркивает Анатолий Мешков.

"Да, травмы случаются. Но происходят они, по неосторожности человека или из-за пренебрежения им мерами безопасности, — продолжает Мешков. — Если четко соблюдать все правила, тяжело травмироваться невозможно".

Система безопасности под землей настроена так, что при появлении газа, в забое тут же отключается действующее оборудование. Так сводится на нет любое возможное возникновение опасной искры.

Мужская работа

У каждого спускающегося под землю шахтера всегда есть с собой самоспасатель. В случае задымления, он позволит человеку дышать не меньше 60 минут во время ходьбы или 300 минут в сидячем положении.

Шахты теперь – не страшные темные забои. Во всех шахтах установлены сотни датчиков и видеокамер, которые в режиме онлайн передают информацию обо всем в крупные диспетчерско-аналитические центры, созданные в 2014 году. Благодаря им можно узнать, что происходит в шахте, а также получить данные о каждом находящемся там сотруднике.

Если возникла нештатная ситуация, сигнал об этом мгновенно автоматически поступает не только диспетчеру на пульт управления, который обязан оперативно принять решение и вызвать помощь, но и руководству компании – вплоть до генерального директора.

Наличие датчиков, видеокамер и современного диспетчерского центра дисциплинирует шахтеров. Зная, что со стороны виден каждый их шаг, они уже не предпринимают попытки рискнуть отключить какой-либо жизненно-важный датчик, уточняет начальник управления АСУ ТП Единого диспетчерского аналитического центра Сергей Бабак.

Метан в помощь

Метан есть во всех шахтах. Но сейчас уже научились его не бояться, а извлекать из него пользу. У "СУЭК-Кузбасс" есть в этой области хороший опыт — создано и работает Управление дегазации и утилизации метана (УДиУМ).

Мощные насосы на шахте имени Кирова выкачивают из-под земли метан, который преобразовывается в тепловую и электрическую энергию. Полученная в газогенераторах электроэнергия уходит в городскую электрическую сеть, и уже оттуда возвращается на шахту. В среднем удается выработать на шахтном метане от 20 до 32 мегаватт в сутки.

Газ превращается не только в электроэнергию, но и в тепло. Его сжигают в шахтовой котельной для обогрева зданий.

Специалисты УДиУМ рассказывают, что переработка метана широко применяется в мире, например, Германии и Польше. Но там газ добывается из неработающих шахт. Он отапливает там целые поселки. Технология, которая применяется на СУЭКе, уникальна – она позволяет использовать метан, добываемый из действующей шахты.

И вода, как слеза

Помимо угля, породы и газа в шахтах есть вода, которую приходится постоянно откачивать.

"Чтобы очистить шахтную воду, мы провели детальный анализ лучших технологий в Россию и Европе. И в итоге специально для нас была создана новая. Раньше существовала только механическая очистка. Сейчас мы воду доочищаем химическим способом. Все это происходит в одном контейнере", — рассказывает главный эколог "СУЭК-Кузбасс" Елена Могилева.

Мобильные очистные для воды были запущены в эксплуатацию на шахте "Талдинская Западная" в октябре 2017 года. Потребность шахты в настоящий момент – 450 кубометров воды в час. Очищенная вода идет на технологические нужды шахты, для пожарного оборудования. Но контейнерная технология позволяет при необходимости быстро увеличить мощности.

Современные технология позволяет очищать воду от взвешенных веществ, угольной пыли, нефтепродуктов, железа, нитратов и многих других загрязнений. "Излишки", а это вода фактически питьевого качества, поступают в реку.

Обслуживают систему водоочистки пять операторов и технолог. Система мобильна, это значит, что при необходимости ее можно собрать и перевезти на другую шахту, где в ней возникнет необходимость.

Из семи шахт "СУЭК-Кузбасс" подобными очистными сооружениями уже оснащены четыре. К 2023 году их планируется установить на всех шахтах компании. Это прописано в экологической программе предприятия. Инвестиции в нее составляют в общей сложности пять миллиардов рублей. Они будут потрачены не только на очистные сооружения, но и на модернизацию котельных, очистку газов, которые выбрасываются в атмосферу, на переработку отходов производства в продукт, который можно использовать для рекультивации земель.

Также в рамках экологической программы компания выпустила в 2018 году в реку Томь полтора миллионов мальков рыб, чтобы сохранить их биоразнообразие. Закуплены мальки были в специализированном рыбном хозяйстве. И такая работа будет продолжена в дальнейшем, заверила Елена Могилева.

В ногу с прогрессом

Современные технологии позволяют добывать уголь практически без людей. По словам Анатолия Мешкова, уже несколько забоев оснащены оборудованием, позволяющим производить безлюдную выемку угля. Управляет такой техникой в забое всего один человек.

Без внедрения IT-технологий, роботизации, промышленность, в том числе угольная, не сможет выйти на новый уровень, быть конкурентоспособной на мировом рынке, отмечает и.о. губернатора Кемеровской области Сергей Цивилев. А для Кузбасса это имеет особое значение: угольная отрасль здесь – локомотив экономики.

Новые технологии предъявляют и новые требования к шахтерам. Если в прошлом (да и сейчас еще это есть) шахтер повышал квалификацию всю жизнь, проходил путь от машиниста подземных установок (такой специалист имеет второй разряд) до машиниста горно-выемочных машин (шестой разряд), то сегодня нужен человек одной профессии. Это современный оператор, который может управлять и механизированной крепью, и передовым комбайном с пультами управления, и в проходку ходить, говорит заместитель директора по производственным операциям СУЭК Сергей Волков.

В компании открыт большой современный учебный центр в Ленинске-Кузнецком. А для того, чтобы начать учить людей по-новому, нужен новый профстандарт для шахтера. Его разработка – перспектива недалекого будущего, уверены в компании.

Моногород: работа есть

Самыми уязвимыми с экономической точки зрения всегда были моногорода. Любые колебания в глобальной экономике рикошетом бьют в первую очередь по ним и их жителям. Кузбасс, кстати, лидер в России по количеству таких городов и признанный пионер по решению проблем моногородов.

СУЭК является градообразующей для целого ряда территорий Кемеровской области, говорит директор по связям и коммуникациям компании Сергей Григорьев.

"Их экономика плотно завязана на уголь. В случае снижения спроса или цены на него, предприятие и люди это чувствуют", — констатирует он.

Но кризисные явления последних лет моногорода проживают достойно. С одной стороны, у такой крупной компании, такой, как СУЭК всегда есть запас прочности. С другой – есть государственные программы поддержки моногородов, позволяющие открывать в них новые производства.

https://www.vesti.ru/doc.html?id=3053740

 


Юрист Сухининой