Обзор СМИ


«Тянуть газопровод в Забайкалье — преступление»
21.02.2020


Профессор Владимир Салихов считает, что газопровод-отвод приведет к ухудшению экономической и социальной ситуации в регионе

Одним из решений проблемы с загрязнением воздуха в Забайкалье называют газификацию региона. Этот вопрос обсуждают на краевом уровне и намерены вывести его на федеральный, однако не все согласны с такой точкой зрения. Заслуженный геолог Забайкалья, профессор Владимир Салихов в интервью EastRussia рассказал, что газопровод-отвод проблему не устранит, а приведет к ухудшению экономической и социальной ситуации в регионе.

- Владимир Салихович, как вы считаете, Забайкалью нужен газопровод или и без него можно решить проблемы региона?

- Задам встречный вопрос: если протянуть трубу, куда девать угольщиков, что станет с тысячами рабочих и их семьями? К сожалению, печальный опыт в стране уже есть. С приходом газа в Якутск из Вилюйского газоносного района закрылись десятки шахтерских поселков в Якутии, такая же ситуация была в Приморье, когда туда пришел газ с Сахалина, да и мы отчасти пострадали, поскольку прекратили поставлять уголь с Харанорского угольного разреза на Дальний Восток. Тянуть сюда газопровод в нынешней экономической ситуации — преступно. Нам надо сосредоточиться на своем сырье, прежде всего на глубокой переработке угля.

Сегодня Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК) — не только владелец многих угольных месторождений Забайкалья, но и лидер по инновациям в части экологии. Они готовят на уникальном Березовском карьере Канско-Ачинского бассейна бездымный уголь, который еще называют бездымными брикетами. Его готовит АО «СУЭК-Красноярск» прежде всего для бытовых нужд, а бытовой сектор — один из основных загрязнителей атмосферы. Почему у нас этого нет, или, например, в Бурятии? Республика тоже задыхается от дыма и имеет претензии к «СУЭКу», который разрабатывает Тугнуйский угольный разрез на ее территории. И там вполне можно выпускать бездымные брикеты.

Кстати, в столице соседней Монголии — Улан-Баторе делают подобные брикеты из угля, которые уже значительно улучшили экологическую обстановку в городе. Велись подобные работы и у нас. В Чите технологией брикетирования более 20 лет назад занималась ученый Галина Куклина.

- Получается, что и без газопровода можно снизить негативную нагрузку на экологию?

- Именно. Нам нужно четко уяснить, что прямое сжигание угля в топках, которое сегодня происходит повсеместно — это преступление. Для забайкальской экономики уголь должен стать основным полезным ископаемым, вовлеченным в хозяйственный оборот. На территории края известно 46 угольных месторождений, из которых 22 — оценено и разведано. Угли представлены почти всеми известными разновидностями — от бурых, до каменных и коксующихся, а марочный состав углей весьма широк.

В Энергетической стратегии России, утвержденной правительством страны на период до 2030 года, подчеркнуто, что главным приоритетом Стратегии становится не количественное наращивание объемов производства ТЭК, а качественное обновление (модернизация) энергетического сектора страны. Среди основных задач программы красной нитью проходит глубокая переработка угля. Это подчеркивается в формируемых кластерах: комплексная глубокая переработка угля, развитие добычи и утилизации метана, комплексная переработка угля и техногенных отходов. Эти пункты, безусловно, должны найти место в развитии угольной отрасли Забайкалья.

В кластере «Комплексная переработка угля и техногенных отходов» впечатляет углехимическое направление с планируемым федеральным финансированием, с получением химических полупродуктов — фенол, диметиловый спирт, битумы, бензолы, медицинские препараты, технические газовые смеси и т.д. Отмечу, углерод — основной строительный материал современной химии, а также продукты коксохимии, углеродные материалы (высокорентабельные наноматериалы из угля), сорбенты (активированный уголь), углеродные волокна и нанотрубки и многое другое. Уголь — очень востребованный продукт для сельского хозяйства (гуматы — соли гуминовой кислоты).

Таким образом, угли — многоцелевое уникальное, многофункциональное, демократическое минеральное сырье разнообразного состава и свойств. Да и промышленная классификация угольных месторождений пополнилась в последнее время еще двумя новыми классами: газоугольными месторождениями и месторождениями минерализованных углей. Технологические направления формируемых кластеров необходимо реализовать и при отработке угольных месторождений Забайкалья. Потребительская стоимость (ценность) углей при этом может быть существенно повышена.

- Что нужно, чтобы все вышесказанное реализовалось и перешло из научных разработок в плоскость практического применения?

- Первоочередной задачей следует считать создание лаборатории углехимии и глубокой переработки угля при институте ИПРЭК СО РАН. Важно, что углехимия присутствует в тематике целого ряда научно-исследовательских организаций, а федеральная программа нацеливает на местное использование сырья, на его энерготехнологическое и углехимическое направление. Важным является кадровое обеспечение и подготовка специалистов по углехимии, которые вполне возможно организовать при ЗабГУ, а специалистов среднего звена можно готовить в Горном колледже по программам среднего профессионального образования.

Необходимо отметить, что вопросы и перспективы глубокой переработки ископаемых углей Забайкалья ставились и ранее, еще в конце ХХ века. Энтузиастом этого направления была Галина Куклина при активном участии Главного управления природных ресурсов по Читинской области (Владимир Чечеткин) и администрации тогда еще Читинской области. Были исследованы угли восьми разрабатываемых месторождений Забайкалья и показана возможность использования углей нетопливного назначения высокого качества — гуминовые препараты и сорбционные материалы (особенно сферические адсорбенты), продукты полукоксования, а также возможности использования отходов угледобычи (волокнистые сорбенты и др.). Отмечено, что потребительская ценность углей Забайкалья может быть значительно повышена при переработке их в нетопливную товарную продукцию многоцелевого назначения.

Таким образом, глубокая переработка угля и углехимическое направление — важнейшая научно-производственная проблема, во многом решающая вопросы экологии и экономики, а уголь вообще рассматривается как переходящее топливо к энергетике будущего. Нам нужно быть готовыми к этому.

Разведанные запасы угля в Забайкалье хоть и невелики (1,2% от общероссийских), но их вполне хватит на удовлетворение собственных нужд, как энергетики, так и по всем компонентам глубокой переработки угля. Продукты из них — с высокими потребительскими свойствами, а стоимость марочных углей многократно повышается (с вполне приемлемой окупаемостью), что очень важно для районов с отсутствующей нефтегазовой отраслью.

Иными словами, рациональное использование угля, его глубокая переработка существенно отразится на экологической и экономической обстановке края и соответственно приведет к повышению качества жизни.

- Но в последнее время газификацию Забайкалья обсуждают как меру кардинально решающую экономические и социальные вопросы, существенно поднимающую жизненный уровень. Так быть ли газопроводу и нужен ли он региону?

- Считаю, что газопроводу не быть, да и не нужен он. Почему? Строить газопроводы выгодно на большие расстояния (более двух тыс. км), и там, где нет дорог. А ведь от Сковородино до Читы есть железнодорожная и автомобильная дороги, и рыть траншеи рядом с такими магистралями — не государственный подход. Прокладка труб эффективна по дну Черного и Балтийского морей, в тундре, то есть там, где нет дорог. Давайте вспомним, что первые нефтегазоносные трубы на севере Западной Сибири укладывали прямо на болота, и это было оправдано.

Сейчас в науке активно обсуждается вопрос, как выгодно транспортировать углеводороды — по трубопроводам или цистернами, газ — в сжиженном или сжатом состояниях. Активно решается вопрос и о техническом перевооружении транспортных систем. Ученый говорят о транспортировке газа в сжатом состоянии с использованием нового материала — углеродного волокна (дешевого) и новых сорбентов с использованием полиморфных форм углерода — фуллерена, нанотрубки и др. То есть наступает новая эпоха транспортировки газа — сорбционная емкость предложенных сорбентов весьма высока — 620 см3/г. Такая транспортировка сжатого газа в баллонах емкостью 60 литров весьма эффективна для автотранспорта и безопасна. Не забывайте, что автотранспорт тоже существенный загрязнитель атмосферы. Технология получения такого газа несложная. Экономическая эффективность транспортировки сжатого газа в цистернах на расстояние до двух тыс. км приемлема до Читы и Улан-Удэ.

- Ононская впадина, Читино-Ингодинская впадина, Улетовский выступ позволяют говорить о том, что в нефтяном эквиваленте Забайкалье может иметь запасы порядка 100 млн тонн. Так ли это, и вообще насколько перспективна добыча нефти и газа в Забайкалье?

- Для оценки перспектив нефти и газа Ононской впадины, которая давно изучается, необходима проходка хотя бы двух параметрических скважин, одной в Мангутском прогибе, другой в Нарасунском, глубиной до 2,5 км. Стоимость одной скважины — 200-250 млн рублей. Перспективы впадины на углеводородное сырье весьма заманчивы, о чем свидетельствуют последние исследования (2015-2016), учеными из Новосибирска, данные электромагнитных зондирований и хроматографии. Любопытно, что перспективные структуры на углеводороды Ононской впадины размещаются и на границе с Монголией и уходят на ее территорию, однако монгольские специалисты, соглашаясь с этим, все-таки не хотят проводить поисковые работы на своей территории совместно с нами. Они полагают, что в этой части впадины похоронен Чингисхан и не хотят его беспокоить.

Что касается перспективы Читино-ингодинской впадины, то они менее прозрачны.

- Газопровод не нужен по причине дороговизны в строительстве и дальнейшей эксплуатации?

- Не только. Деньги на это найдутся. У нас своего сырья вполне достаточно. Нужно развивать угольную отрасль и ставить ее на новую ступень освоения. Для улучшения экологической обстановки в Забайкалье нужна комплексная оценка этой проблемы. В частности, Забайкалью необходимо развитие угольной отрасли на ином уровне. Уголь — стержень экономики и его следует использовать на основе глубокой переработки. Впечатляет разрабатываемая учеными из Красноярска новая технология использования низкосортных углей — концепция «Термококс». Технология предусматривает получение экологически чистым способом из дешевого бурого угля двух продуктов с высокой потребительской стоимостью: газ и коксовый остаток (металлургическое топливо более высокого класса). В этой технологии впечатляет полное отсутствие золошлаковых отвалов. Опытно-промышленные установки имеются, а перевод угля в газовое топливо известен давно.

Необходимо брикетирование бурого угля, и получение бездымного топливного брикета (экологически чистый продукт). Этим активно занимается АО «СУЭК-Красноярск». Гендиректор СУЭК Владимир Рашевский сообщил, что в прошлом году в этот проект было инвестировано 500 млн рублей. Также приемлема и дальнейшая поставка сжиженного газа из Ангарска. Напомню, что на Ангарском нефтехимическом комбинате получали искусственное жидкое топливо на основе Черемховских углей еще в 1945 году и продолжали эти работы до 1960 года.

Весьма перспективно производство сжатого газа по новой технологии, вполне возможно на базе строящегося в городе Свободный Амурского газоперерабатывающего завода, с получением моторного топлива в баллонах (для автотранспорта). Такой газ в цистернах можно поставлять во многие районы Забайкалья. Газ «Сила Сибири» многокомпонентный, планируется кроме гелия (строится завод) получать бутан, пропан и сжиженное топливо, что может в дальнейшем составить конкуренцию поставкам в Забайкалье аналогичного газа из Ангарска.

Юг Забайкалья (Ононский, Акшинский, Кыринский районы) вполне могут быть обеспечены углеводородным сырьем Ононской впадины. Также и север Забайкалья более чем достаточно обеспечен угольным метаном Апсата, а это — чистый газ, не требующий очистки. Добыча метана здесь должна быть независимой от угля и размещаться на другой площади (ближе к центру мульды), под многометровой толщей мерзлоты, которая препятствует дегазации метана. Последнее особенно активно на нижних горизонтах, где температуры достигают 450 градусов (все-таки Байкальский рифт, где возможна и глубинная дегазация).

Вполне приемлема и технология получения водоугольного топлива разрабатываемая учеными Кузбасса. Водоугольная смесь готовится из бурого угля ультратонкого помола (до 70%), воды (29%) и пластификатора, смесь подается по трубопроводу. Такие установки действуют в США, Китае. Опытно промышленная эксплуатация проводилась и у нас в 1997-2003 годах по трассе Белово (Кузбасс) — Новосибирск (ТЭЦ-5), протяженностью 262 км.

Транспортировка в трубах и сжигание угля может проводиться по «мазутной схеме» — экономичной и экологичной. Более того, разрабатывается топливно-транспортно-энергетический комплекс, включающий приготовление водоугольного топлива в Кузбасском угольном бассейне и передачу в магистральный трубопровод через Западную Сибирь, Урал и Центр европейской части страны (вместо поставки угля железнодорожным транспортом). Разрабатываются и органоводоугольные варианты топлива.

Если применить эту технолгию на наш регион, то в Забайкалье вполне допустимо строительство следующих углепроводов: разрез Восточный-ГРЭС (около 60 км), разрез Харанорский-Ясногорск (Харанорская ГРЭС, около 80 км), а так же разрез Уртуйский — ТЭЦ Краснокаменска. Это существенно улучшит экологическую и экономическую обстановку в крае.

Что касается экологической проблемы, то ее отчасти решит и строительство солнечных электростанций, которое уже ведется в Забайкалье, а также ветровая энергетика. В отдаленном будущем возможно использование тепла земных недр.

https://www.eastrussia.ru/material/tyanut-gazoprovod-v-zabaykale-prestupno/


2020-Выставка ВНОТ