Обзор СМИ


Холодный мир
06.10.2021


Энергетический кризис охватил несколько континентов

 

В мире разразился энергетический кризис, вызванный главным образом ростом спроса на электроэнергию со стороны восстанавливающихся после пандемии экономик. Рост цен или перебои в энергоснабжении наблюдаются в Европе, Китае и ряде других стран мира. При этом энергокризис обнажил изъяны энергобезопасности отдельных регионов. Для Европы это зависимость от импорта газа при высокой доле в энергобалансе возобновляемой энергетики, подверженной колебаниям выработки. Для Китая — несовпадение экологических целей и реальных потребностей экономики. А в Бразилии наблюдается затяжной экологический кризис, вызвавший критическое истощение водных ресурсов. Россия же пока кризисом не затронута, и, по оценкам экспертов, европейский сценарий у нас не повторится.

Европа готовится к отопительному сезону на фоне резкого роста цен на основные энергоресурсы — газ и уголь Европа готовится к отопительному сезону на фоне резкого роста цен на основные энергоресурсы — газ и уголь

Европа готовится к отопительному сезону на фоне резкого роста цен на основные энергоресурсы — газ и уголь

Где газ

Европа, столкнувшаяся с дефицитом энергоносителей, готовится мерзнуть. Федеральное управление по вопросам гражданской защиты и помощи при стихийных бедствиях Германии уже выпустило для граждан ролики, которые должны обучить их выживать при отключении электроэнергии и подачи тепла, в частности напоминая о возможности заклейки окон фольгой.

Цены на электроэнергию в Европе в третьем квартале резко подскочили. Так, к сентябрю цены на оптовом рынке с поставкой на месяц вперед в Великобритании выросли относительно того же периода 2020 года в четыре раза, выйдя за €200 за 1 МВт•ч, в Германии, Франции, Бельгии и Голландии — практически втрое.

Причина — рост цен на газ на фоне недостаточного предложения. Цены на газ в Европе c начала года выросли вчетверо, резкий рост наблюдается в последние два месяца: цена ближайшего фьючерса на хабе TTF с $515 за 1 тыс. кубометров в начале августа подскочила 1 октября до $1199 за 1 тыс. кубометров, поставив исторический рекорд. К концу торгов в пятницу, 1 октября, цена несколько упала — до $1099, но это не противоречит тренду. Средние спотовые цены за сентябрь на TTF достигли $755, увеличившись на 40%. По оценкам Fitch, сверхвысокие цены на газ в Европе могут продлиться до конца зимы.

Запасы в европейских подземных хранилищах газа (ПХГ) не восполнились в достаточной мере после истощившей их холодной зимы 2020–2021 годов. По оценке «Газпрома», на 1 октября они отстают от прошлого года на 20,5 млрд кубометров, а к 12 октября, когда в 2020 году начался отбор газа, при сохранении текущих темпов закачки в них будет лишь 76 млрд кубометров и невосполненными останутся 28% запасов.

Добыча на собственных месторождениях Европы существенно сократилась, в результате чего выросла зависимость от внешних поставок, в том числе из России. А «Газпром» до запуска «Северного потока-2», строительство которого завершилось 10 сентября, но согласование ввода затягивается, хотя и исполняет свои обязательства по долгосрочным контрактам, не увеличивает поставки в Европу в желательных для ее потребителей объемах. Летом на поставках в Европу сказалась авария на производстве в Новом Уренгое, ближе к осени — закачка газа в отечественные ПХГ в преддверии отопительного сезона. Тем не менее за три квартала «Газпром» нарастил поставки газа в Европу на 15,3%, до 145,8 млрд кубометров, что, согласно его сообщению, представляет собой второй по величине показатель за всю историю поставок. По оценкам монополии, за год ее экспорт в этот регион превысит 183 млрд кубометров, что на 3,3% больше, чем годом ранее.

Полный штиль

Не последний вклад в рост цен на электроэнергию в Европе внесло срабатывание риска, о котором постоянно предупреждают противники излишнего наращивания доли возобновляемых источников в энергобалансе,— нестабильность выработки ВИЭ.

Лучше всего это заметно на примере Великобритании, которая, закрывая угольные станции, активно замещала их ветропарками. Значительная часть ВЭС — 10,4 ГВт из 24,7 ГВт — это офшорные установки. В 2020 году в Британии доля ВЭС в выработке достигла 24%, поднявшись за десять лет на 20 п. п. с 4%, а доля угля, напротив, упала с 30% до 2%.

Однако в этом году ветер в Северном море неожиданно стих. Средняя скорость ветра в Великобритании с 2001 по 2020 год составляла 4,2 м/c (минимум — 4,01 м/с в 2010-м, максимум — 4,83 м/с в 2015 году). Но в июне—августе 2021 года этот показатель составил 3,34 м/с — на 19% ниже, чем в тот же период 2020 года. Это самый низкий средний трехмесячный показатель за историю наблюдений. В результате доля ветра в выработке Великобритании упала с 22% в третьем квартале 2020 года до 14% в тот же период 2021 года.

Великобритания не единственная страна Европы с такой проблемой. Доля ветра в выработке Германии по итогам трех кварталов упала с 24% до 19%, сообщили Федеральная ассоциация энергетики и управления водными ресурсами и Баден-Вюртембергский центр исследований в области солнечной энергетики и водорода. За этот период материковые ВЭС выработали 63 млрд кВт•ч, офшорные — 16 млрд кВт•ч (в тот же период 2020 года, по данным из того же источника,— 76,3млрд и 18,8 млрд кВт•ч соответственно). Таким образом, выработка опустилась ниже уровня не только трех кварталов 2020 года, но и того же периода 2019 года, лишь незначительно превзойдя три квартала 2018 года.

В отсутствие газа европейские страны запускают угольные станции, которые ранее остановили по экологическим соображениям. Так, в апреле—июне Британия почти 68 суток жила вообще без угольной выработки, но в середине июня была вынуждена вернуть уголь в топливную корзину. Но цена на уголь также растет. Цена CIF ARA к концу сентября вышла за $170 за тонну, притом что год назад она не превышала $52. По информации Bloomberg, Европа уже попросила у России увеличить поставки энергетического угля, ОАО РЖД готово нарастить перевозки на порты северо-запада. Впрочем, Минэнерго отмечает, что соответствующих обращений не получало.

Дефицит газа в Европе могли бы закрыть поставки СПГ, однако за них, как и за уголь, успешно конкурируют страны Северо-Восточной Азии, в первую очередь Китай. Спотовые цены в регионе (индекс Platts JKM) обогнали британские (NBP) на $2,65 за MBTU. У Китая же есть свои энергетические проблемы.

Уголь против энергоемкости

В Китае энергокризис вошел в острую фазу в сентябре. По данным Reuters, хотя ограничения энергопотребления домохозяйствами в Китае были введены лишь недавно, перебои в энергоснабжении предприятий наблюдаются как минимум с марта. Тогда власти Внутренней Монголии ввели ограничения электропотребления для местной тяжелой промышленности. Сегодня ограничения в том или ином виде распространились на 20 провинций. Нормирование энергопотребления введено в 17 провинциях, в том числе наиболее строгое — в северо-восточных провинциях Цзилинь, Хэйлунцзян и Ляонин. В ряде регионов, в том числе в провинциях Чжэцзян, Цзянсу, Юньнань и Гуандун, правительство рекомендовало промышленным потребителям сократить либо выпуск продукции, либо энергопотребление. В других, сообщает Reuters, предписано останавливаться либо каждый день в пиковые часы, либо на несколько дней в неделю. Некоторые заводы просто закрыли на неопределенный срок до уведомления. Вниз пошло производство стали, алюминия, пластиков, ферросплавов и т. п. О грядущих ограничениях уведомили и крупный транснациональный бизнес, например Apple и Tesla, китайские поставщики которых также испытывают трудности с энергообеспечением. Аналитики предупреждают о грядущей цепной реакции в мировой экономике в случае остановки существенного количества производств в Китае.

Основная причина энергетического кризиса в Китае — в том, что, несмотря на рост выработки относительно 2020 и даже 2019 года, электроэнергии не хватает на удовлетворение спроса местной промышленности, которая, в свою очередь, выполняет растущий после COVID-19 заказ со стороны потребителей всего мира.

Основным энергоносителем в КНР является уголь, хотя его доля постепенно падает. Если в 2005 году на него приходилось 72,4% в энергобалансе Китая, то по итогам 2020 года его доля составляла 56,8%, а по итогам первого полугодия 2021 года — 53%. Формально страна год назад взяла на себя суровые обязательства по сокращению выбросов, пообещав достичь углеродной нейтральности к 2060 году — что, впрочем, не помешало КНР, по данным Greenpeace, в первом полугодии одобрить строительство 24 угольных ТЭС на 5,8 ГВт. Вместе с тем помимо экологических обязательств у страны есть внутренние цели, связанные со снижением энергопотребления и энергоемкости ВВП,— так называемая система двойного контроля. Как поясняет в своем отчете S&P Platts, на 13-ю пятилетку, которая завершилась в 2020 году, КНР поставила цель по сокращению к 2020 году энергопотребления до 5 млрд тонн угольного эквивалента и снижению энергоемкости на 15% относительно уровня 2015 года. Цели по энергопотреблению были достигнуты, а по энергоемкости — нет: сокращение составило лишь 13,2%. В марте Госкомитет по реформам и развитию (ГКРР) КНР обнародовал предварительный план на 14-ю пятилетку, где предлагается дальнейшее снижение энергоемкости — на 13,5%, показатели по энергопотреблению пока не обнародованы. 17 августа ГКРР выдал предупреждение десяти провинциям, которые не выполняют поставленные задачи либо одну из них. 16 сентября он также выпустил список мер по усилению контроля за достижением поставленных целей, в том числе ввел личную ответственность за это руководителей регионов.

Вкупе с мерами по обеспечению безопасности угледобычи эти административные меры привели к сокращению производства и закрытию шахт. Но постковидный рост спроса на электроэнергию привел и к росту спроса на уголь и постепенно к его дефициту. Надвигается отопительный сезон, актуальный не для всех, но для существенной части провинций Китая, а запасы угля на станциях шести основных китайских энергокомпаний, сообщал в своем отчете Morgan Stanley, сегодня на 31,5% ниже, чем годом ранее. Власти Китая в лице курирующего энергетику и промпроизводство вице-премьера Хань Чжэна, сообщило Bloomberg на прошлой неделе, уже потребовали обеспечить бесперебойные поставки электроэнергии в отопительный сезон любой ценой.

При этом Китай из-за политических разногласий лишился своего основного зарубежного поставщика — Австралии. В 2019 году страна закупила там 75 млн тонн угля. Но в середине 2020 года импорт был сокращен, а в октябре полностью остановлен. На этом фоне импорт российского угля вырос вдвое, американского — всемеро, еще 4,4 млн тонн закуплено в ЮАР, откуда в Китай ранее уголь не поставлялся. К тому же китайские угледобывающие компании на фоне роста мировых рынков нарастили экспорт, сообщает S&P Platts — в августе он вырос на 168,5%.

Несмотря на рост цен, которые в Китае бьют все рекорды — на прошлой неделе цена выросла до $218 за тонну, наращивание поставок сталкивается с серьезными затруднениями. В январе—августе объем импорта был на 10% ниже, чем в те же месяцы 2020 года. Часть мировых поставщиков выбыла из новой фазы борьбы за китайский рынок из-за сильных ливней, в частности Индонезия и Колумбия. А часть не может серьезно наращивать поставки — как, например, Россия.

Экспорт угля в КНР из России в первом полугодии вырос на 49%, до 24,1 млн тонн. Восточные рынки в последние годы были премиальными для российских поставщиков даже при глобальном снижении цен. Однако провезти на рынки Азии столько, сколько хотелось бы российским экспортерам, не получится. Первая проблема — это недостаточная пропускная способность железных дорог на Восточном полигоне. ОАО РЖД, наращивая перевозку угля на восток (+5,8%, или 77 млн тонн, на экспорт через дальневосточные порты в январе—августе), тем не менее удовлетворяет порядка трети заявок на перевозку угля, подаваемых грузоотправителями.

Вторая проблема — противоэпидемиологические меры, введенные Китаем: это и ограничения передачи грузов, в том числе угля, через сухопутные погранпереходы, и карантинные мероприятия в собственных портах, препятствующие судозаходам. В последнее время Китай ограничил даже прием угольных грузов в контейнерах, которые, в отличие от насыпного угля, шли до сих пор относительно беспрепятственно.

Китай уже попросил Россию увеличить поставки электроэнергии. Сейчас в страну поставляется по трансграничным ЛЭП около 3 млрд кВт•ч; по мнению аналитиков, поставки можно нарастить еще на 2 млрд кВт•ч до конца года (см. “Ъ” от 29 сентября).

В преддверии отопительного сезона и грядущих зимних Олимпийских игр в Пекине Китай активно наращивает свои запасы газа. В первом полугодии импорт трубопроводного газа и СПГ Китаем вырос на 24%. По данным ГКРР, собственная добыча газа за восемь месяцев выросла на 11%, составив 136,1 млрд кубометров, импорт — до 174,4 млрд кубометров. Потребление газа в Китае в текущем году должно возрасти с 328 до 365–370 млрд кубометров, сообщает Argus.

Но и у Китая есть конкуренты за газ. В июле, сообщает Reuters со ссылкой на Департамент энергетики США, Китай в качестве покупателя американского СПГ обогнали южноамериканские экономики — Бразилия и Аргентина, совместно закупившие 1,77 млрд кубометров газа против 1,19 млрд кубометров, приобретенных Китаем. По оценкам Refinitiv, суммарные закупки газа Бразилией в сентябре составят 1 млн тонн.

Точка росы

Бразилия также столкнулась с энергокризисом — правда, вызванным другими причинами. Правительство уже призвало жителей страны реже включать электрическое освещение и приостановить использование водяных электронасосов, кондиционеров и утюгов. Ограничено потребление воды, в некоторых городах ее централизованную подачу включают раз в двое суток. Цены на электроэнергию растут. В июле правительство подняло их на 5%, с 1 сентября цены на электроэнергию для большинства потребителей (исключая малоимущих) увеличились на 6,8%. Введены надбавки на каждые потребленные 100 кВт•ч, которые к 1 сентября составили до $2,75. По прогнозам аналитиков, рост стоимости электроэнергии в стране не прекратится в ближайшие два года.

Две трети энергопотребления страны обеспечивается гидроэнергетикой. На Бразилию по итогам 2020 года приходилось 8,2% всей установленной мощности ГЭС в мире, по этому показателю она на втором месте после Китая. Но сейчас в стране затяжная засуха.

Из-за сокращения площади тропических лесов Амазонии засухи в Бразилии в последние десятилетия перестали быть штучными явлениями. В стране до текущего года было две крупные засухи — в 1999–2002 и 2013–2015 годах, но если после первой заполняемость резервуаров ГЭС возобновилась, то после второй — нет. Во многих случаях она так и не достигла 50%. В нынешнем году ситуацию усугубило самое засушливое лето без малого за столетие (91 год).

Перебои в энергоснабжении сказываются на экономике страны. Тяжелый удар нанесен по агросектору Бразилии — производство кофе в стране, по текущему прогнозу, по итогам года упадет на 25%. По данным системного оператора страны (ONS), в острую фазу энергокризис войдет к концу года, в первую очередь пострадают южные и северовосточные регионы Бразилии. Недавно ученые во главе с Джулианом Хантом предложили, несмотря на «контринтуитивность» этого вывода, заполнить все водохранилища в юго-восточной части страны, отмечая, что при почти стопроцентной влажности коэффициент испарения крайне низок, а увеличение площади водного зеркала благотворно повлияет на объем осадков.

А как у нас

В России энергопотребление, как и во всем постковидном мире, растет. По данным Минэнерго, за девять месяцев оно выросло на 5,5%, до 801,7 млрд кВт•ч, в сентябре — на 6,3% к тому же месяцу 2020 года, до 81,9 млрд кВт•ч. В начале сентября глава министерства Николай Шульгинов говорил, что на фоне восстановления экономики и спроса прогнозируется рост энергопотребления относительно уровня 2019 года на 2%, хотя итоговый показатель будет зависеть от зимних температур.

«Рассматриваемый в Европе сценарий роста цен в десятки раз для России в настоящее время крайне маловероятен,— полагают в "Совете рынка".— Принятая у нас модель рынка с выделением двух товаров — электрической энергии и мощности — позволяет частично хеджировать риски резких колебаний цен за счет оплаты постоянных затрат станций в составе платежей за мощность. В ситуации рынка одного товара (одноставочной цены) в цене сразу учитываются и постоянные затраты малоэффективной генерации, которая нужна только в период пикового спроса. А включение малоэффективной дорогой генерации, как правило, и приводит к существенно большему росту цен. Поэтому принятая в России конструкция оптового рынка в значительной мере предотвращает резкий рост для потребителей в подобной ситуации».

Вместе с тем, отмечают в «Совете рынка», выраженный рост равновесных цен на электроэнергию периодически наблюдается и в отдельных регионах России. «Например, в течение некоторого периода в 2021 году был зафиксирован последовательный рост цен на электроэнергию, вызванный прежде всего аномально высокими температурами, когда объемы спроса превышали показатели 2020 и 2019 годов,— говорят в ассоциации.— Также в летние месяцы 2021 года рост цен происходил на фоне изменения структуры предложения и выводов оборудования как ТЭС, так и АЭС в плановые ремонты. Кроме того, некоторые станции переходили на использование более дорогого резервного топлива из-за действия ограничений на поставку газа».

Но нужно отметить, говорят в «Совете рынка», что ценовая динамика на российском рынке неоднородная. Так, в ряде регионов первой ценовой зоны и в Сибири из-за ограничений пропускной способности сетевой инфраструктуры и увеличения объемов предложения с весны наблюдаются и периоды снижения цен вплоть до значений, близких к нулевым, в отдельные часы. «Хотя такие ситуации не являются для нашего рынка чем-то исключительным, они возникают лишь в отдельные часы суток, нося, как правило, локальный характер»,— поясняют в «Совете рынка». Там отмечают, что дальнейшее развитие ценовой ситуации будет зависеть от эффектов сезонности и продолжения действия указанных факторов, а более глобальный анализ динамики цен на электроэнергию в России в зависимости от тех или иных факторов можно будет дать только после подведения итогов 2021 года в целом.

https://www.kommersant.ru/doc/5017224

 


2021-Интекпром