2024-МАЙНИНГ

Обзор СМИ


Уголь преткновения: удержит ли отрасль объемы добычи и экспорта
06.03.2024


Reuters Российское правительство вернуло экспортные пошлины на уголь, осложнив и без того непростую жизнь отрасли. После того как в 2022 году крупнейшие потребители российского угля от него отказались, а страна переориентировала экспортные потоки в восточном направлении, мировые цены упали, а многие аналитики прогнозируют снижение спроса в 2024 году. Что происходит с российской угольной отраслью и каковы ее перспективы с учетом ситуации на мировых рынках и действий российского правительства? Правительство России с 1 марта вернуло отмененные ранее курсовые экспортные пошлины на вывоз угля. Судьба этих пошлин неоднократно менялась: в сентябре 2023 года их ввели на целый ряд экспортных товаров, и по изначальному плану они должны были действовать до конца 2024-го. Однако в конце декабря было принято решение, что действие пошлин с 1 января 2024 года не будет распространятся на вывоз угля, так как с нового года Китай, куда экспортируется значительная доля российского угля, ввел собственные ввозные пошлины. Послабление продержалось всего два месяца: с 1 марта российское правительство вновь вернуло вывозные пошлины и продлило их действие до 28 февраля 2025 года. Собеседники Forbes полагают, что возвращение пошлин усложнит и без того непростую ситуацию, в которой работают российские угольщики.

Добыча стагнирует, экспорт растет

По данным Росстата, добыча угля в России в 2023 году была на 1% ниже, чем в 2022-м, и составила 430 млн т. Вице-премьер Александр Новак в недавней статье для журнала «Энергетическая политика» приводит несколько иные цифры. По его словам, добыча угля по итогам прошлого года составила порядка 438 млн т. Если сравнить эту цифру с приведенными Новаком данными 2022 года (443,6 млн т), то динамика будет примерно такая же, как у Росстата, — порядка 1%. «Оценки объемов добычи отличаются, но динамика к 2022 году — схожая», — констатирует  старший эксперт Института энергетики и финансов (ИЭФ) Александр Титов. — Основной причиной снижения стало ухудшение ценовой конъюнктуры на уголь на мировом рынке, что повлекло за собой и снижение экспортных цен на российский уголь».

В марте 2022 года запрет на импорт российского угля ввели США, а августе — ЕС, к которому также присоединилась Великобритания. Следом — страны «Большой семерки», куда, кроме США, Великобритании, Германии, Франции и Италии, также входят Япония и Канада, заявили о намерении постепенно отказаться от российского угля. Россия после этого переориентировала значительную часть потоков угля в Азию, прежде всего в Китай и Индию. Согласно подсчетам базирующегося в Финляндии Центра исследований энергетики и чистого воздуха (CREA), Россия теряла в доходах от экспорта угля в августе 2023 года — январе 2024 года от €9 млн до €22 млн в день.  При этом экспорт угля в 2023 году, видимо, вырос. Официальные данные недоступны, поскольку Федеральная таможенная служба (ФТС) закрыла доступ к статистике в 2022 году. Но, по словам Новака, российский экспорт угля в 2023 году достиг 213 млн т, что соответствует росту на 1% по сравнению с названной им же годом ранее цифры в 210,9 млн т. По словам Новака, в 2023 году экспорт в Китай вырос на 52%. Годом ранее он оценивал объем экспорта в эту страну в 59,52 млн т. Таким образом, в 2023 году экспорт в Китай должен был составить 90,5 млн т. Новак также сказал, что экспорт в Индию, по сравнению с 2022 годом, увеличился на 43%. Если взять за основу его оценку позапрошлогоднего экспорта в этом направлении в 16,7 млн т, то в 2023 году он должен был составить 23,9 млн т. «Экспорт в Китай и Индию в 2023 году действительно вырос, заместив [поставки в] Европу, — подтверждает Титов из ИЭФ. — Но надо понимать, что Китай и Индия являются еще и крупнейшими производителями угля в мире: в 2021-2022 годах цены на уголь были рекордными, поэтому Китай и Индия старались максимально расширять свою добычу, что позволяет им сильно влиять на рынок, поддерживая импортные цены на относительно низком уровне через управление запасами на терминалах и собственной добычей. Эти страны активно пополняют запасы, когда цены на низком уровне, а в случае их роста больше ориентируются на внутреннюю добычу». В середине 2022 года цена угля на азиатских рынках превысила $400 за т, на европейских — $420 за т.

Менее оптимистичен в оценках российского угольного экспорта аналитик ФГ «Финам» Николай Дудченко. «Несмотря на сильный рост объемов экспорта в Китай в прошлом году, общий показатель экспорта пока не достиг объема 2021 года — 223 млн т», — сетует он. Такой объем экспорта называло Минэнерго, хотя, по данным ФТС, в 2021 году Россия экспортировала 210,6 млн т каменного угля и 3,3 млн т кокса.  «Еще одним покупателем российского угля является Турция, где Россия уже занимает значительную долю в поставках, — добавляет Титов. — В структуре турецкого угольного импорта доля российского угля резко выросла в 2022 году — до 46%, а в 2023 году уже достигла 58%. Наличие дисконтов позволило российскому углю вытеснить поставки из Колумбии, которые были перенаправлены на рынок ЕС. Южная Корея, поставки российского угля в которую остаются относительно стабильными, в 2023 году закупила более 20 млн т угля из России».

Ниже рентабельности Низкие мировые цены на уголь и возвращение курсовых пошлин могут сделать экспорт нерентабельным, полагают собеседники Forbes. «При текущих низких ценах на уголь, особенно на западном направлении, возвращение пошлины приведет к дополнительному снижению экспортных нетбэков (цена реализации товара за вычетом стоимости доставки до покупателя — транспортных расходов и экспортной пошлины. — Forbes) для Кузбасса при отправке из портов Балтики и Азово-Черноморского бассейна, — полагает Титов из ИЭФ. — В результате при отправке угля в западном направлении после уплаты пошлины и затрат на железнодорожную перевозку и перевалку в порту угольные компании будут зарабатывать всего $3-4 за т угля, что существенно ниже средней себестоимости добычи, которая составляет в среднем по России $25 за т».  По оценке специалистов «Газпромбанк инвестиций», отмена курсовой пошлины на энергетический и коксующийся угли при поставках на основные экспортные рынки — в Китай, Индию и Турцию — могла бы позволить российским экспортерам сэкономить около $1,1–1,5 млрд в этом году. Сейчас экспорт энергетического угля через северо-западные и южные порты имеет низкую или даже нулевую рентабельность.

«Чтобы рентабельность экспорта не была отрицательной в условиях действия курсовой пошлины, необходимо, чтобы на западном направлении цены на высококалорийный энергетический уголь были не менее $88-90 за т, а на восточном направлении — $100 за т», — уточняет Титов. Сейчас же, по его словам, цена энергетического угля при отправке из портов Балтики (теплотой сгорания 6000 ккал на кг на базисе FOB — с поставкой на борт судна в порту погрузки) составляет около $64-67 за т, из Тамани — $73-74 за т, из портов Дальнего Востока — $102-105 за т. «То есть запас по цене для угольщиков Кузбасса пока сохраняется только при экспорте угля из портов Дальнего Востока, — резюмирует Титов. — Но на Дальний Восток проехать сложно из-за ограниченной пропускной способности Восточного полигона».

Снижение или стабилизация?

В 2024 году, в условиях низких цен и возвращенных пошлин, объемы добычи и экспорта угля могут немного снизиться либо сохраниться на уровне 2023 года, полагают собеседники Forbes. Роста этих показателей они не ждут.

 

Снижения спроса, по мнению опрошенных экспертов, не будет. Новак, к примеру, даже спрогнозировал, что российский угольный экспорт в 2024 году вырастет до 220 млн т за счет увеличивающегося мирового спроса на твердое топливо. Международные аналитики, напротив, ожидают снижения потребления угля в 2024 году. По оценке Международного энергетического агентства (МЭА), общее мировое потребление угля  начнет снижаться с 2024 года с пика в 8,54 млрд т, достигнутого в 2023 году за счет снижения спроса на энергетический уголь. К этому, указывает МЭА, могут привести более высокие темпы развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ) при более медленных темпах роста потребления электроэнергии.

«Я считаю, что МЭА выдает желаемое за действительное, — сомневается Титов из ИЭФ. — Не очень понятно, почему в 2024 году структура роста потребления угля  должна вдруг так сильно поменяться, что должно начаться падение даже при заметных темпах роста возобновляемых источников энергии. Мы проводили свои расчеты, которые показали, что объем угольной генерации в Китае будет расти до 2030 года».

Однако и другие международные аналитики ждут снижения спроса. Например,  Министерство промышленности, науки и ресурсов Австралии, крупнейшего в мире поставщика металлургического угля и второго крупнейшего — энергетического, полагает, что мировой импорт энергетического угля в 2024 году сократится. Министерство оценивает снижение в 2,1% из-за того, что, по его расчетам, крупнейший импортер — Китай — из-за высоких накопленных запасов снизит в 2024 году ввоз на 26,7% к 2023 году, до 221 млн т, хотя Индия нарастит его на 23,9%, до 186 млн т. Другие крупнейшие импортеры — Япония, Южная Корея и Тайвань — снизят закупки менее значительно, на 0,5-1,1%. Индия будет наращивать импорт энергетического угля в связи с ожидаемым ростом промышленного производства в стране и соответствующим увеличением потребления электроэнергии, говорится в докладе австралийского министерства. Эти оценки не совпадают с результатами опроса индийских угольных трейдеров, проведенного в феврале нынешнего года Reuters, в ходе которого восемь из 11 опрошенных сказали, что в нынешнем году ожидают сокращения импорта энергетического угля, а остальные предположили, что импорт либо останется на уровне прошлого года, либо вырастет незначительно. Причиной этого назывались рекордные запасы в 43 млн т, накопленные на индийских электростанциях в результате роста добычи в стране. Российские эксперты считают возможным и сохранение добычи на прежнем уровне, и ее снижение. Титов из ИЭФ ожидает, что добыча угля в России либо будет стабильна, либо сократится. «Последнее более вероятно, потому что экспортные цены на уголь в 2024 году, скорее всего, останутся стабильно низкими», — говорит он.  «При текущих ценах после введения экспортных пошлин существенных изменений в объемах добычи и экспорта коксующегося угля не будет: спрос на него есть и на внутреннем, и на экспортных рынках, — настроен оптимистично руководитель отдела аналитических исследований Альфа-банка Борис Красноженов. — Что касается энергетического угля, экспорт которого снизился на 6% в прошлом году, он, скорее всего, останется ближе к уровню 2023 года. Если же Китай увеличит закупки, воспользовавшись нынешними низкими ценами, то экспорт может и подрасти».

https://www.forbes.ru/biznes/507004-ugol-pretknovenia-uderzit-li-otrasl-ob-emy-dobyci-i-eksporta


2024 Беккер выставка