АСМ-РЕСУРС-2019

Обзор СМИ


Восточно-Уральский терминал в Находке раскрыл главные "секреты" закрытой перевалки угля
17.10.2019


Все оказалось настолько просто, что даже непонятно, почему другие так не делают

И вновь о закрытой перевалке угля, на которую стивидорам Находки, согласно поручению президента РФ и условиям, поставленным пред бизнесом губернатором Приморья, предстоит перейти к 2020 году. Не далее как 8 октября этого года министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин рекомендовал стивидорам в Приморье в кратчайшие сроки представить реальные механизмы, выбранные предприятиями для поэтапного перехода до 2020 года включительно на технологии закрытой перевалки угля. Переход на закрытую перевалку – это стандарт, отметил министр, напомнив, что после ратификации Парижского соглашения у российского государства есть ответственность перед своими жителями и перед внешним миром. Как оказалось, в Находке, конкретней, в Восточном порту, есть стивидор, который давно понимает эту ответственность. Речь идет о Восточно-Уральском терминале, куда ясным октябрьским днем и отправились корреспонденты ИА PrimaMedia.

 

Визит начинается с кабинета директора Восточно-Уральского терминала Вострикова Сергея Михайловича. Кабинет небольшой, под стать самому терминалу, площадь которого составляет без малого 11 гектаров (для сравнения, площадь всего Восточного порта в бухте Врангель — примерно 386 гектаров). Но хватает места и директорскому столу, и столу для производственных совещаний, и пульт слежения с мониторами, с помощью которых можно проследить весь процесс погрузки от начала до конца в режиме он-лайн. Можно посмотреть и в записи. Очень удобно, если надзирающие органы поинтересуются, откуда над бухтой Врангеля появилось некое черное облачко. Легко можно доказать, что не со стороны Восточно-Уральского терминала.

Кстати, к вопросу о постоянном контроле. По последнему постановлению правительства все камеры, установленные на территории терминала, "выведены" на Территориальный отдел Управления ТМУ Росприроднадзора по Приморскому краю в городе Находка и на Находкинскую транспортную прокуратуру. Словом, к беспрерывному внутреннему аудиту прибавился и внешний.

Сегодня на 218-метровом причале стоит судно, на которое грузится высокоэнергетический уголь для Республики Корея. Борт, обращенный к нам, обтянут пологом, дабы уменьшить пыление. Но пыли, в общем-то и нет – погрузка осуществляется не грейферным способом (грейфер — грузозахватное приспособление грузоподъемных кранов, этакий черпак с двумя створками), при котором возможно угольное пыление, а с помощью двух судопогрузочных машин (при этом способе уголь, поступающий по транспортной ленте, загружается в судно через "рукава", опущенные прямо в трюм).

Но самое интересное – на другом мониторе (потом мы увидим это вблизи, когда пойдем на территорию терминала). Это не что иное, как крытые склады для хранения угля, о необходимости которых говорят одни, а о невозможности – другие.

Склады появились в то время, когда терминал занимался перегрузкой минеральных удобрений, потом терминал перешел на перевалку угля. А склады остались. И не просто остались, а стали использоваться для хранения нового для стивидора груза.

Сегодня Восточно-Уральский — единственный угольный терминал в Приморье и вообще в России, у которого есть крытые склады, в которых хранится уголь. Под крышей находится 85% угля, находящегося на территории терминала. В трех круглых на 20 тысяч тонн каждый, и в одном прямоугольном на 100 тысяч тонн. Но и это еще не все. То, что хранится в открытом виде, в штабелях, накрывается пологами. Фишка, подсмотренная в Японии, во время посещения одного из тамошних угольных терминалов.

— Мы только приехали, а директор порта Озу-сан предлагает сапоги надеть. Зачем сапоги, если на улице жара, солнце светит, никакого намека на дождь. Выходим на территорию и понимаем, зачем сапоги: по всей территории ездят поливальные машины и все поливают. Вдобавок водяные пушки орошают все что возможно. А пологами вообще все накрыто. Разве такое возможно, спрашиваем. Еще как возможно, мы ведь делаем, слышим ответ. И еще запомнилась золотая фраза, сказанная Озу-саном: "Лучше грязь на сапогах, чем пыль в легких", — вспоминает Сергей Михайлович.

Тут, конечно, нельзя было не задать принципиальный вопрос о главном препятствии на пути закрытого хранения угля. Говорят, накрывать уголь небезопасно – возможно самовозгорание.

— Восемь лет я этим занимаюсь. Скажу так: всё зависит от марки угля. Мы работаем с тем углем, который не возгорается и мало пылит, — раскрывает директор терминала главный "секрет фирмы". – Мы ушли от тех марок, которые нам неудобны. Вот и всё. Я думаю, разговоры о самовозгорающемся угле идут о тех, у кого нет желания выполнять поручение президента. К чести коллег, находкинских стивидоров, среди них, как мне кажется, таких нет. Действительно, за последние годы всеми без исключения сделано немало для того, чтобы минимизировать урон, наносимый окружающей среде.

Что касается самого Восточно-Уральского терминала, то здесь, помимо складов, ленточного транспортера и судопогрузочных машин применяются и традиционные для современной перевалки механизмы и способы пылеподавления: водяные и снеговые пушки, реагенты, предназначенные для подавления угольной пыли при минусовых температурах (это к предстоящей зиме) и т.д.

Как работают грейфера французской фирмы "Арден" с встроенной системой пылеподавления немецкой фирмы "Сеннебоген" (манипуляторами, распыляющими воду при погрузке-разгрузке), получаем возможность рассмотреть вблизи, когда оказываемся на территории терминала.

В момент выгрузки угля из раскрывающегося грейфера (именно тогда и происходит пыление), манипулятор распыляет воду. Происходит, как говорят специалисты, локальное подавление угольной пыли. Что и требовалось доказать. А в нашем случае картина вообще получилась великолепная: кроме локального пылеподавления еще и локальная радуга.

И еще одну поразительную картину довелось наблюдать, присутствуя при процессе погрузки угля на судно, отправляющееся в Корею. Прямо у борта то там, то здесь резвились мальки рыбы. Временами можно было разглядеть рыбу побольше.

Мимо нас проехала водополивальная машина. За ней – минибульдозер, согнавший смоченную угольную пыль в специальные желоба, накрытые решетками. Как объяснил Сергей Востриков, грязная вода по специальном коллектору поступает на очистные, где проходит через мощные фильтры и только затем отправляется в море. В каком виде, можно судить по малькам, о которых упоминалось выше.

— Сейчас у нас в планах строительство крытой площадки выгрузки угля из вагонов. Тогда можно будет говорить о полном исключении пыления на всех стадиях перегрузки. В настоящее время идут работы по проектированию площадки. Надеемся, что к концу следующего года удастся полностью завершить строительство и ввести площадку в эксплуатацию, — говорит на прощание Сергей Востриков.

https://primamedia.ru/news/867046/