С Днем шахтера!


Единство противоположностей

Что бы ни говорилось, уголь является одним из важнейших природных ресурсов на планете


В структуре глобального энергопотребления его доля выросла с 23% в 2000 году до 29% в 2015-м. Несмотря на общую тенденцию к спаду потребления угля в мире, в Китае и некоторых странах СНГ, учитывая высокую степень концентрации промышленных предприятий и в целом энергоемкую экономику, угольная отрасль останется системно важной в отраслевой структуре национальных экономик, которые обладают большими запасами этого полезного ископаемого. В частности, на Россию, Казахстан и Украину приходится 99% угледобычи по странам СНГ.

Казахстан

В 2014 году, по данным British Petroleum, в Казахстане в потреблении первичных энергоресурсов на долю угля приходилось 63,5%, нефти — 23,9%, природного газа — 9,4%, гидроэнергетики — 3,1%.

В настоящее время в Казахстане добычу осуществляют 33 компании (5 иностранных и 28 отечественных). Практически все из них являются подразделениями мощных энергетических и металлургических структур.

Угольная промышленность является одной из наиболее крупных отраслей экономики страны и обеспечивает производство 74% электроэнергии, полную загрузку коксохимического производства, целиком удовлетворяет потребности в топливе коммунально-бытового сектора и населения.

Основная доля добываемого энергетического угля направлена на нужды электроэнергетической отрасли Казахстана — 51%, на экспорт — 31%, а оставшаяся часть — на коммунально-бытовые нужды населения (13%) и промышленные предприятия — 5%. Запасы коксующегося угля в Казахстане составляют 5,2 миллиарда тонн, преимущественно марок «К» (коксовый) и «КЖ» (коксовый жирный) углей высокого качества.

Уголь в Казахстане характеризуется высокими показателями зольности, содержанием серы и низкой теплотворностью, поэтому экспорт ограничен. Теплотворность угля Экибастузского бассейна составляет 4 200 ккал/кг при 42%-ной зольности; Майкубенского — 4 100 ккал/кг при 22%-ной зольности. Исключение составляет месторождение Шубарколь, качество угля в целом соответствует экспортным стандартам (теплотворность 6 100 ккал/кг при зольности 15%).

Казахстанский уголь не соответствует международным требованиям, предъявляемым к качеству угля (зольность 8-12%; содержание серы менее 0,5%; влага 8-9%; калорийность > 6 000 ккал/кг). Из-за высокой зольности и низкой теплотворности казахстанский уголь может продаваться на экспортных рынках только со значительным дисконтом (30-50%).

Экспорт угля из Казахстана в основном осуществляется по следующим направлениям.

1. В Россию напрямую через общую границу. Рост добычи собственного угля со временем снизит потребность России в поставках экибастузского угля из Казахстана в связи с постепенным переводом потребления электростанций на кузнецкий уголь и достижением полной топливно-энергетической независимости.

2. В Китай. Возможность существенного развития экспорта угля в Китай минимальна из-за отдаленного расположения регионов спроса и отсутствия возможности конкурировать с морскими поставками в Китай из Австралии и Индонезии.

3. В Европу и на прочие глобальные рынки по железной дороге и далее через российские порты. Казахстанский уголь поставляется в такие страны ЕС, как Финляндия, Польша, Кипр, Греция, Великобритания. Экспорт казахстанского энергетического угля неконкурентоспособен вследствие низкого качества и высоких транспортных издержек.

Комплексная переработка угля относится к категории стратегически важных направлений как для развития угольной отрасли, так и для всей энергетической системы Казахстана. Уголь рассматривается не только как топливо для электростанций по выработке электроэнергии и тепла, но и как сырье для углехимического производства, позволяющего преобразовать его в продукцию с высокой добавленной стоимостью. Наиболее перспективным направлением переработки углей для Казахстана является развитие углехимической отрасли по направлениям производства метанола и синтетических углеводородов методами газификации, так как постепенный отказ от экибастузского угля в России фактически ограничивает экспортные поставки Казахстана. Промышленная добыча метана из угольных пластов ожидается не ранее 2017 года и рассматривается в качестве приоритетного направления для дальнейшего функционирования отрасли.

Низкое качество угольной продукции, наличие одного морского порта — Актау, высокие затраты на транспортировку железнодорожным сообщением являются фактором, сдерживающим развитие отрасли. В силу того, что уголь является главным энергоресурсом в Казахстане, добыча сохраняется на прежнем уровне. Однако в дальнейшем Казахстану в связи с сокращением рынков сбыта необходимо снижать долю угля в энергобалансе страны. Необходимым представляется стратегия реформирования, основанная на инновациях и комплексной переработке угля, получения альтернативных видов продукции, но при этом в перспективе имеет место и сокращение доли угля в энергобалансе.

Россия

Россия является одним из мировых лидеров по добыче угля. В ее недрах сосредоточена треть мировых запасов угля и пятая часть разведанных запасов — 193,3 миллиарда тонн. Из них 101,2 миллиарда тонн бурого угля, 85,3 миллиарда — каменного угля (в том числе коксующегося) и 6,8 миллиарда тонн антрацитов. Промышленные запасы действующих предприятий составляют около 19 миллиардов тонн, в том числе коксующегося угля — примерно 4 миллиарда.

За период с 2010 по 2015 год добыча угля открытым способом увеличилась на 48,4 миллиона тонн, а подземным — на 1,6 миллиона. Доля энергетического угля в общей добыче составляет 76%, коксующегося -24%. При этом добыча энергетического угля увеличилась на 42,8 миллиона тонн по сравнению с 2005 годом.

Фонд действующих угледобывающих предприятий по состоянию на 01.01.2016 состоит из 192 предприятий (71 шахта и 121 разрез) общей годовой производственной мощностью 407,6 миллиона тонн. Переработка угля осуществляется на 61 обогатительной фабрике и установках, а также на сортировках в составе большинства угольных компаний. Угольная промышленность России состоит из 22 угольных бассейнов и 129 отдельных месторождений.

Реструктуризация угольной промышленности позволила приватизировать все угольные активы страны, поэтому добыча угля осуществляется акционерными обществами с частной формой собственности. Практически все угольные предприятия интегрированы в металлургические холдинги. Десятка крупнейших компаний и холдингов обеспечивает треть совокупной добычи

Экспорт угля в 2015 году составил 151,4 миллиона тонн и по сравнению с 2014 годом снизился на 0,4%. Доля экспорта в структуре добытого угля составляет 40%. В общем объеме экспорта на уголь для нужд энергетики приходилось 132,1 миллиона тонн, на коксующиеся угли — 19,3 миллиона. В дальнее зарубежье объем поставок угля увеличился на 1,6% и составил 139,8 миллиона тонн, в ближнее зарубежье — снизился на 19,3%, до 11,7 миллиона.

Импорт угля в Россию в 2015 году составил 22,9 миллиона тонн и снизился на 2,4 миллиона по сравнению с 2014 годом. При этом на энергетический уголь из Казахстана приходилось 22,1 миллиона тонн, на коксующийся уголь — 763 400. Основными странами-импортерами угля для России в 2015 году являлись: Япония — 31,5 миллиона тонн, Кипр — 31,4, Великобритания — 23,6, Китай — 10,6, Корея — 9,6, Украина — 8,4, Финляндия — 5,7, Турция — 4 миллиона тонн.

Россия ориентирована на сохранение работы отрасли, так как в условиях низких цен в связи с ослаблением национальной валюты уголь России считается конкурентоспособным не только для основного импортера — Китая, а также и для стран ЕС. На девальвации валюты цена на уголь для нужд энергетики выросла на 30%, а на коксующийся уголь — на 55%. При этом 31% угольных холдингов, по данным Министерства энергетики России, терпят убытки из-за кредитных обязательств перед банками.

На внутреннем рынке возникают проблемы с поддержкой шахт со сложными горно-геологическими условиями. Поэтому при вытеснении угля альтернативными источниками энергоресурсов (газ, нефть, гидро­энергетика) имеет место постепенный переход на открытый способ ведения горных работ для снижения как себестоимости добычи, так и предотвращения смертельных случаев.

Основным приоритетом считается и обогащение угля, объем которого в России с 2000 года увеличился на треть.

Среди основных стратегий реформирования угольной отрасли реализуется стратегия диверсификации, предусматривающая создание дополнительных производств по глубокой переработке угля для получения продукции с высокой добавленной стоимостью, разработке технологий добычи и комплексного использования угольного метана. Создание технопарков в промышленно развитых регионах угледобычи считается основным приоритетом осуществления данной стратегии.

Китай

Угольная промышленность в Китае на начало 2016 года представлена 9 624 шахтами и сконцентрирована преимущественно в Южном и Юго-Восточном Китае. Главным угледобывающим регионом является провинция Шаньси, где находятся крупнейшие государственные угольные шахты. С целью интенсификации производства угля Китай проводит ликвидацию отсталых производственных мощностей в угольной промышленности.

Так, правительство Китая с 2010 года закрыло 5 920 неэффективных угольных шахт с общей производительностью 430 миллионов тонн, при этом количество малых угольных предприятий в Китае сократилось с 21 000 в 2005 году до 4 800 в 2014 году. В 2015 году в Китае закрыли более 1 300 угольных предприятий и малые шахты с годовым производством менее 300 000 тонн.

Для оптимизации структуры производства угля развернуто строительство крупных современных угольных шахт. Они произвели 67% общего объема добычи угля, по сравнению с 2010 годом их доля увеличилась на 9%. На небольшие угольные предприятия приходилось 12% угледобычи по сравнению с 22% в 2010 году.

В 2016 году Китай приостановил открытие новых угольных шахт в течение следующих трех лет в связи с кризисом перепроизводства и сложной ситуацией в окружающей среде. В рамках жестких правил правительство планирует закрыть более 1 000 угольных шахт в 2016 году (тех, которые оказались невостребованными), сократив добычу на 60 миллионов тонн.

В 2014 году в Китае был зафиксирован первый за последние 15 лет спад производства угля, достигший почти 2,5%. Далее, однако, по этим данным потребление угля в Китае стабилизировалось и осталось на уровне 2013 года. Объем доказанных запасов угля составляет 114,5 миллиарда тонн.

Геологическое строение угольного пласта в Китае является сложным, добыча ведется на 92% угольных шахт подземным способом. В 2007 году доля угля, добываемого открытым способом, составляла всего 5% от общего объема добычи.

В настоящее время средняя глубина разработки крупных и средних угольных шахт примерно 600 метров, тогда как глубина добычи большинства угольных шахт в Австралии составляет около 250 метров.

С 2011 года Китай считается крупнейшим в мире импортером угля. Чтобы удовлетворять свой спрос на уголь, Китай в основном полагается на внутреннее производство, которое составляет примерно 90% от общего объема потребления угля в стране. Рост импорта с 2009 года объясняется более низкими ценами на ввозимый уголь по сравнению с углем собственного производства из-за более низких транспортных затрат.

Импорт угля в 2013 году достиг пика в 327 миллионов тонн, при этом экспорт составил только 8 миллионов тонн, доля импорта в общем объеме потребления в 2013 году составила 8%. В структуре импорта доля энергетического угля составляла 47%, бурого — 18%, коксующегося — 23%, антрацита — 12%. В 2013 году в импортных поставках угля наибольший удельный вес занимали Индонезия и Австралия — 67% от общего объема импорта.

Китай ограничивает импорт некачественного угля в связи со сложной экологической ситуацией. Осуществляет управление отраслью, регулирует общий уровень цен, устанавливает экспортные квоты на уголь Национальная комиссия по развитию и реформам, входящая в состав центрального правительства. В распоряжении центрального правительства, контролирующего цены на электроэнергию и железнодорожные перевозки, находятся ключевые национальные энергетические компании.

Государственная политика Китая направлена на постепенное сокращение угольных предприятий из-за тяжелой экологической ситуации и высокого уровня смертности на шахтах. По данным организации по шахтной безопасности, за последнее десятилетие в Китае погибло более 33 000 человек. Убыточность отрасли связана с падением мировых цен на уголь и низкой производительностью малых угольных предприятий, что ведет к их закрытию и сокращению численности работников.

Развитие отрасли ограничено нехваткой воды. Транспортный фактор также влияет на эффективность функционирования угольной отрасли. Загрузка железных дорог превышает среднемировой уровень в 4 раза. При этом около половины угля в Китае транспортируется по железным дорогам. Портовая инфраструктура достаточно развита. В Китае насчитывается 60 морских портов, что позволяет развивать экспорт и своевременно покрывать потребности в импорте.

В стратегическом плане действий Китай ориентируется на более эффективное, самодостаточное и инновационное производство и потребление электроэнергии. В стратегическом плане действий развития энергетики (2014-2020) доля неископаемого топлива в энергобалансе должна увеличиться до 15%, природного газа — до 10%, а угля — снизиться до 62%.

Развитие угольной промышленности Китая ориентируется на ликвидацию убыточных предприятий и импортные поставки угля, глубокую его переработку. Снижение доли угля в энергобалансе с увеличением части возобновляемых источников энергетики считается основным приоритетом энергетической политики Китая.

Чего ждать?

Создание передовых технологий борьбы с загрязнением воздуха в связи с жесткой экологической политикой во всем мире ведет к снижению в ближайшем будущем дальнейшего спроса на уголь. Глобальная ситуация на мировом рынке свидетельствует о том, что страны будут ориентироваться на построение менее углеродоемкой и более эффективной энергетической системы до 2040 года и увеличение доли возобновляемых источников электроэнергии.

Вероятно, во всех названных странах дальнейшее функционирование угольных предприятий будет происходить в русле преодоления современных вызовов, связанных с падением мировых цен на уголь и его вытеснением возобновляемыми источниками энергии.

В Казахстане и России преобладает открытый способ добычи. Данный факт указывает на относительно благоприятные условия для разработки месторождений угля, что позволяет странам наращивать добычу с низкими затратами.

Среди российских ученых проблемы стратегического развития угольной отрасли исследуются в работах Г.Л. Краснянского, М.А. Комиссаровой, А.А. Твердова, А.В. Журы, С.Б. Никишева и других, основным акцентом которых является совершенствование экономической и производственной стратегии угольных предприятий.

Так, по мнению Георгия Краснянского, председателя Российского организационного комитета Всемирного горного конгресса, заслуженного экономиста России, необходимым представляется расширение использования угля в местах угледобычи, комплексное использование угля в секторе энергетики и металлургии, исследование пригодности угля для получения продуктов углехимии и композитных материалов.

Эксперты на рынке горно-консалтинговых услуг рассматривают стратегию реформирования угольной отрасли России в виде глубокой переработки угля с производством товарной продукции с высокой добавленной стоимостью для разгрузки транспортной инфраструктуры, переход на обогащение всего объема экспортного угля, замещение экспорта концентратов коксующихся марок экспортом кокса, альтернативное использование угля (синтетические жидкие топлива, синтез-газ, химические продукты, извлечение из угля высокоценных компонентов).

На классификации стратегий развития угледобывающих предприятий акцентирует внимание Мария Комиссарова, подразделяя их на три категории: стратегии пассивного существования — наиболее благоприятные условия функционирования предприятия в сформировавшихся условиях внешней среды; стратегии активного существования — активное использование имеющихся технологий, быстрая перестройка внутренних структур, поиск наиболее благоприятных путей для перехода на новые рыночные позиции; стратегии развития — использование новых технологий (инноваций), способствующих непосредственному воздействию предприятия на окружающую среду. В диверсификации автор не видит перспективу в краткосрочном периоде в связи с конкуренцией на внутреннем и внешнем рынках, затратами на внедрение инновационных технологий, а также возможным отсутствием платежеспособности потенциальных потребителей продукции. При этом в условиях экономического кризиса в перспективе данная стратегия рассматривается в качестве приоритетной с учетом проблемы финансовой неустойчивости угледобывающих предприятий.

И в России, и в Казахстане глубокая переработка угля в местах угледобычи может рассматриваться как эффективный вариант реформирования отрасли. Однако в условиях падения мировых цен на уголь и высоких затрат на внедрение инновационных технологий по переработке угля существуют также и альтернативные стратегии реформирования отрасли.

Для России — полный переход к открытому способу добычи угля, развитие транспортной инфраструктуры, а также возобновляемых источников энергии.

Таким образом, в работах перечисленных исследователей определены основные проблемы, с которыми сталкивается угольная промышленность этих стран, показана специфика соответствующих стратегий их перспективного реформирования и развития.

И мы видим — планы принципиально разных экономик имеют очень много общего. Ни одно государство, ни одна отрасль не в состоянии строить будущее без интеграции в общее пространство. Значит — практику, опыт, перспективы нужно рассматривать в совокувпности.

Подготовил Леонид Алексеев


СГИ Тимофеева